События

Человек, создавший «Легенду»: режиссер Николай Лебедев

Маша Насардинова, Vesti.lv Источник (ссылка откроется в новом окне)

И в лицо его у нас не знают, и фамилию не все еще выучили: Николай Лебедев. А вот фильмы, которые он снял, полюбились накрепко. Особенно «Звезда» и «Легенда № 17». Он самый молодой кинорежиссер, получивший Госпремию России.

Он из тех немногих, чьи работы собирают не только фестивальные награды, но и кассу. И сколько бы денег ни вложили продюсеры в его новую картину «Экипаж» с Данилой Козловским и Владимиром Машковым в главных ролях, есть все основания надеяться: зритель в очередной раз проголосует за Лебедева рублем.

Николай Лебедев никогда прежде не был в Риге. Приехал на один день по приглашению клуба KultUras lInija и сказал: «Знаете, у меня просьба: я хочу отнести цветы Вии Артмане». И вместо того, чтобы гулять по Старому городу, поехал на Покровское кладбище.

Это вообще был тяжелый день. Первый день без Эльдара Рязанова. С этого Николай и начал разговор.

Эльдар Рязанов

— Я вспоминаю историю, которую слышал от него. Во время съемок фильма «Невероятные приключения итальянцев в России» Эльдар Александрович был ошеломлен, попав на похороны Анны Маньяни. Стояла огромная толпа. Гроб вынесли из собора, и вдруг все зааплодировали. Он говорит, что ему это просто кощунством показалось. А через секунду он ощутил такой прилив любви, единения с каждым, кто пришел почтить память великой актрисы… И когда умер Игорь Ильинский, Эльдар Александрович предложил на прощании в Малом театре проводить мастера не слезами, а аплодисментами. С тех пор у нас тоже укрепилась эта традиция…

Рязанов не только ставил фильмы. Он прекрасно вел телепередачи, он писал прекрасные книги. Последнюю он подарил мне со словами: «Вы думаете, это просто книга? Нет! Это орудие убийства!». Книга действительно была толстенная. Он рассказывал в ней о себе и своих лентах. Для меня это был учебник режиссуры и драматургии. Критики этим особо не занимались, им это не было особо интересно. И он сам объяснил, как все делал.

Он был очень обаятельный человек, потрясающий режиссер, рассказчик необыкновенный, острослов. Его доброта, его свет накладывали отпечаток не на дни, а на целые недели и месяцы, для меня и на годы. После общения с ним действительно было легче жить и думать.

Царствие небесное Эльдару Александровичу и вечная память. Думаю, что его фильмы навсегда останутся с нами.

Юозас Будрайтис

— Кино дарит фантастические встречи с фантастическими людьми. Не все из них обладают легким характером. И отношения складываются далеко не всегда идиллически: иногда они начинаются даже с отрицания. Но потом, бывает, переворачиваются абсолютно.

Когда снимал картину «Волкодав из рода Серых Псов», мне настоятельно рекомендовали Юозаса Будрайтиса: мол, роль посла Дунгорма — это его роль. А я говорил — нет, нет, не хочу. И Будрайтис, которому передали сценарий за моей спиной, говорил — нет, нет, не хочу. Там же два слова буквально. Один раз «да», один раз «нет».

Ему сообщили, что я не желаю встречаться с ним. Мне сообщили, что он не желает встречаться со мной. И как–то меня это задело, и ему это не очень понравилось. Наконец мы решили со всем этим разобраться. Юозас приехал на «Мосфильм», вошел в мой кабинет. Через пять минут я понимал, что его не выпущу, пока он не согласится участвовать в картине. Видел, что и ему становится все интереснее и интереснее.

Он тогда был атташе по культуре литовского посольства. Я был у него в гостях, он показывал мне свои замечательные фотографии и коллажи, мы общались, общались и просто не могли разойтись. Мы и сейчас продолжаем общаться.

От Гусевой до Гребешковой

— Я начинал с триллеров. Очень люблю этот жанр — не потому, что такой кровожадный, а потому, что он позволяет рассказать о потаенных страхах, комплексах, о глубинных проявлениях человеческой души.

Не уверен, что кто–нибудь из вас помнит мои первые картины, но мне они очень дороги. На «Змеином источнике» — это был мой дебют в большом кино — познакомился с Евгением Мироновым, одну из ролей сыграла горячо мною любимая Ольга Остроумова, в фильме снимались Лев Борисов, Дима Марьянов и чудесная актриса, которая пришла на площадку прямо из театрального училища, Екатерина Гусева.

На второй ленте у меня было просто созвездие. Фильм назывался «Поклонник», это была история 13–летней девочки, у которой разводятся родители, и она, желая переустроить мир по собственному разумению, превращает его в кошмар. Елена Сафонова сыграла роль матери главной героини, Сережа Гармаш сыграл первую свою «интеллигентную» роль — растерянного папы; Борис Щербаков, Ниночка Усатова, Нина Павловна Гребешкова, Марина Голуб, ныне, к сожалению, покойная… Господи! Их было там столько! Молодой Костя Хабенский. Они были такие замечательные! Этот триллер нас как–то соединил, мы очень подружились и дружим до сих пор.

У Нины Павловны вчера был день рождения, ей исполнилось 85, юбилей… «Нина Павловна!» — На том конце провода всегда слышу очень молодой голос: «Да?» — «Нина Павловна! Я вас люблю!» — «Очень приятно… Элик?» — И я понимаю, что она меня приняла за Эльдара Александровича Рязанова. — «Нет». — «Дима?» — И я понимаю, что она меня приняла за Диму Харатьяна. — «Нет!» — «Коля!!!»

Она прекрасна. Мы знакомы уже 20 лет, после «Поклонника» она снималась у меня и в «Фонограмме страсти», и в «Легенде № 17» в крошечной роли, и сейчас в «Экипаже»… Первое, что она сказала мне вчера после обмена любезностями, было — «Ну что, вырезал?» (В смысле ее эпизод при монтаже.)— «Нет, Нина Павловна, не рассчитывайте!»

Ниночка Усатова

— В одной только картине не смог ее занять — в «Звезде», где разведчики ползали по лесу. В «Легенде № 17», хоккейной истории, понимая, что мне снова нечего ей предложить, позвонил и сказал: «Ниночка, роли нет». — «Ну, значит, в следующий раз!» — «Но есть одна реплика». — «Это хорошо!» — «Вы сыграете?!» — «Сыграю». — «Это врач!» — «Очень хорошо». — «Но это мужчина!» — «Серьезнее проблема», — ответила Нина…

Врачом Валерия Харламова после аварии на самом деле был мужчина. Мы даже консультировались с ним, он все очень подробно рассказывал… Но столь велико было мое желание вновь встретиться с Ниной на съемках, что мы переделали роль для нее, и она исполнила ее фантастически. Реплика действительно была только одна: она озвучивала диагноз Харламову и говорила: ходить вы больше не будете. Понимал, что для Усатовой этого мало, что надо что–то придумать. Принес на площадку помаду. Гримерша специально подобрала цвет, который был популярен в то время, долго его искала. Отдал помаду Усатовой, и с помощью этой помады она создала целую судьбу. Как только в кадре появлялись спортсмены, она начинала ими руководить, но на ходу малевала себе губы, зная, что помада в руках моментально притягивает к себе взгляд… И сразу становилось понятно, что это одинокая женщина, которая ищет любви и внимания. За эту роль Ниночка получила премию «Золотой орел».

Татьяна Тарасова


— Разумеется, мы знали, что «Легендой № 17» навлечем на себя множество упреков. Хотя бы за то, что переставляем некоторые события местами. Но законы драматургии отличаются от законов жизни. Художественное кино — это не документ. Это такое же искусство, как любое другое. Когда вы видите картину Шагала, где люди летят по воздуху, у вас не возникает вопроса — а почему это они летают? Почему коза играет на скрипке? Это образ. И Олег Меньшиков в роли Тарасова — это образ.

Могу ошибаться, но мне кажется, что имею право как угодно менять действительность, если не вру в главном. Поймите, если бы мы рассказывали про всех так, как они того заслуживают, вышла бы эпопея пообъемистей, чем «Война и мир». У нас со сценаристами была другая задача. Мы рассказывали человеческую историю. Важнее всего была эмоция, которая останется в сердце после от этого рассказа. Для этого ни мне, ни сценаристам не надо было уметь играть в хоккей.

Да, Татьяна Анатольевна Тарасова очень не хотела, чтобы появился этот фильм. И когда мы с продюсером пытались выйти на нее, она всеми силами нас избегала. Это продолжалось, если не ошибаюсь, месяцев семь. Один раз мне удалось поговорить с ней по телефону. Уже шли съемки, и она мне сказала только: «Я не знаю, кто там у вас играет моего отца…». Я успел вставить скороговоркой: «Этоолегменьшиков». — «А–а, — сказала она. — Олег — талантливый человек».

Все–таки зазвали ее на премьеру. Она предупредила: «Я человек нервный. Я встану и уйду». И с этим напутствием я, значит, и поднялся на сцену перед сеансом.

Как она потом признавалась — она не спала несколько ночей, не хотела идти, но все же пришла. И когда картина закончилась (я не сидел в зале, я человек нервный, мне тяжело все это переносить) и двери распахнулись, мы столкнулись нос к носу. И она застыла, и я. Я первым нарушил молчание, сказал: «Ну что, не убьете?». И тут она поклонилась (в пояс, как добавляют свидетели. — Прим. авт.). Это действительно было очень трогательно.

Данила Козловский

— Не бывает таланта без очень жесткого к себе отношения. Талант разрушается, если нет внутреннего стержня в человеке. Люди, с которыми мне посчастливилось общаться, — Никита Сергеевич Михалков, который является моим продюсером, Алла Пугачева, Эльдар Александрович Рязанов, Петр Ефимович Тодоровский, Григорий Наумович Чухрай, — все это люди с колоссальным чувством понимания своей ответственности. Я назвал представителей старшего поколения, но сейчас работаю с актером, которого зовут Данила Козловский. Он талантливый человек, безусловно. Но, как сказал Сергей Шакуров, который в «Экипаже» играл роль отца героя Козловского: «Мне казалось, что он такой мальчик–мажор, просто смазливый парень, которому повезло. Ан нет. На самом деле он редкий трудяга».

Я учусь у Данилы его отношению к делу. У него нет выходных, он спит по три часа в сутки — потому что он все время вкалывает, он все время в работе. Он сейчас сделал картину как продюсер и сыграл там главную роль, и это очень хорошая картина. Видел, как он готовился к роли Харламова в «Легенде № 17». Его не утверждали в течение 4 месяцев. Он приезжал ко мне на репетиции из Питера по нескольку раз в неделю. При этом он играл в театре и репетировал там, снимался в другой картине, успевал на бесконечные тренировки общефизические и хоккейные, чтобы привести себя в состояние спортсмена. Я был поражен. А ведь это очень молодой человек. И это так здорово — быть окруженным такими людьми. Я беру с них пример.

А люди безответственные меня не интересуют.

Николай Лебедев

— После «Звезды» мне стали задавать вопросы о патриотизме. После «Легенды №17» этих вопросов стало еще больше. Понимаю, что сейчас понятие это девальвируется. На самом деле я впервые ощутил прилив патриотизма, когда оказался за границей и увидел, что можно жить по–человечески. Это было в Штатах. Я был в делегации молодых российских кинематографистов, мы ездили по всей Америке, и не магазины, дома и дороги на меня произвели впечатление — на меня произвели впечатление люди. Человеческие отношения.

Помню, как мы поздним вечером добрались до Бостона и заглянули в Гарвардский университет. В половине двенадцатого ночи все был открыто. Мы зашли в здание, которые у нас называлось бы студенческим домом культуры. Ни одного человека. Кинозал — красные такие кресла, пухлые, библиотека… Я взял в руки какую–то книгу о кино и просто сошел с ума — у нас таких не было…

Был потрясен, что никому не приходит в голову прийти и свистнуть, порезать, испортить что–то…

И тогда осознал, что мы сами, сами виноваты в своих бедах. Да, есть социальные вещи, есть то, се, пятое, десятое, но пока мы не изменим себя, ничего не изменится. Как герой Шакурова в «Экипаже» говорит: «Патриотизм — это не когда ты пьяный флагом в фонтане машешь. Это когда у тебя в стране старики не побираются».
В истории каждой страны есть темные страницы и есть светлые страницы. Вопрос не в том, чтобы чем–то усиленно гордиться и раздувать щеки, а в том, чтобы стараться не уронить то хорошее, что было, и двигаться дальше. Вот я ходил по вашим улицам — они чистые. Здесь есть свое очарование, свой аромат. Мне было больно услышать, что, допустим, Вию Артмане мало помнят сейчас — хотя мы подошли к могиле, а там убрано, свежие цветы. Значит, не забыли, значит, чтут. Мне кажется, это очень важно — сохранять память о тех, кто делал этот мир лучше.

Биография героя

Николай Лебедев (1966) родился в Кишиневе. В 11 лет, под впечатлением от фильма–катастрофы «Экипаж», увлекся кинематографом, начал писать сценарии и осваивать любительскую камеру. Не поступив с первой попытки во ВГИК, решил получить профессию журналиста. Учился сначала в Кишиневском университете, затем в МГУ. В 1993–м окончил заочное отделение сценарно–киноведческого факультета ВГИК. В 1995–1996 годах работал режиссером и сценаристом детской телепрограммы «Улица Сезам».

В 1997–м дебютировал в кино полнометражной лентой «Змеиный источник», после этого снял еще семь больших фильмов. За военную драму «Звезда» (2002) по повести Эммануила Казакевича был награжден Госпремий РФ. В 2013–м повторил свой успех с картиной «Легенда №17», посвященной знаменитому хоккеисту Валерию Харламову. Фильм собрал в прокате стран СНГ 896 миллионов рублей при производственном бюджете в 330 миллионов — это был лучший показатель для российской картины за пять лет.

В настоящее время завершает работу над лентой «Экипаж», которая не будет буквально повторять культовое советское кино 1979 года.

Академик Российской академии киноискусств «Ника» и член Российского «оскаровского» комитета.

Ваш комментарий

Чтобы оставить комментарий

войдите через свой аккаунт в соцсети:

... или заполните форму:

Ваше имя:*

Ваш адрес электронной почты (на сайте опубликован не будет):

Ссылка на сайт:

Ваш комментарий:*


Николай Лебедев

30 ноября, по приглашению клуба «Культурная линия», известный кинорежиссер Николай Лебедев провел в Риге блестящую творческую встречу, на которую собралось более 150 человек: журналисты,…… →

Фото
Видео
Статьи
Публикации в блоге