События

Арина Шарапова: «Просмотр «Модного приговора» доводит до разводов!»

Леонид Рябков, «Комсомольская правда» в Молдавии» Источник (ссылка откроется в новом окне)

«Комсомолка» узнала у известной телеведущей », умеют ли одеваться жители Молдовы, чего не станет делать даже под угрозой смерти и на какие сериалы она «подсела».

Настоящего журналиста только могила исправит. Когда я вошел в гостиничный номер Арины Шараповой, она вертела в руках телевизионный пульт.

- Местные каналы посмотреть хочу, познакомиться с их уровнем, - объяснила Арина.
Эффектная, стильная блондинка (недаром вела «Модный приговор»!), практически без макияжа, сидела на мягком диване. Перед нами на столе - бутылка вина.

- Захотелось попробовать молдавского вина, - сказала гостья. - А бутылку открыть не могу. Не поможете?

Я открыл бутылку «Каберне», разлил по бокалам, и мы начали беседовать.

«Модный приговор» - отыгранная карта»

- Я в Кишиневе впервые, а вот мои друзья просто влюблены в Молдавию! Им нравится природа молдавская, люди теплые... Вот я сразу и согласилась приехать, как только мне это предложили. Практически не раздумывая, приехала. Мне казалось, что в Молдавии всегда солнце (мы оба, не сговариваясь, посмотрели на хмурое небо за окном, сильный ветер, метавший снежинки в стекло). А солнца почему-то нет... Куда вы его дели (смеется)?!

- Вы проехали из аэропорта в гостиницу. Наверное, посмотрели, как наши люди одеты. Как ведущая «Модного приговора», хоть и бывшая, выскажете свое мнение: у нас люди умеют одеваться?

- Я никогда у вас раньше не была, поэтому мне сравнивать не с чем. Но если сравнивать с тем, что было раньше, когда мы все вместе жили в одной большой стране, то прогресс наверняка есть. Скачок есть. Я, кстати, не исключаю, что здесь налицо и влияние «Модного приговора» имеется. Влияние наверняка есть! Благодаря этой программе все женщины стали по-другому задумываться о своей потребности в одежде. Где-то даже скандалы в семьях из-за этого случаются, до разводов доходит. И все это из-за тех дебатов, которые происходят в «Модном приговоре». Это потрясающе, я такого даже не ожидала! Бабушки сердятся на своих внучек за то, что те носят джинсы, потому что Слава Зайцев сказал, что ничего страшнее джинсов нет. Дедушки укоряют своих жен, что те одеваются, как старухи, вместо того чтобы выглядеть молодухой. То есть, это программа, которая до сих пор вызывает много споров и разговоров. Это здорово! Я заметила, что у вас очень модно и стильно одета молодежь. Стиль — не проешь и не пропьешь, если он у тебя есть. Я вспоминаю свою бабушку, которая мне рассказывала, как в голодное время умудрялась устраивать домашние праздники, юбочку доставала нарядную, туфли красивые. Дело, собственно, в стержне, а не в экономическом кризисе. Можно достать швейную машинку «Зингер» и начать строчить. Все мы, на самом деле, шить умеем. Душа должна стремиться к прекрасному, даже если вокруг грохочут бомбы. И я таких людей знаю.

- Моя мама очень переживает из-за того, что вы ушли из «Модного приговора»... Вернуться обратно не хотите?

- Маме — привет (смеется)! Нет, я думаю, что это уже отыгранная карта. Там очень хорошо, там — прекрасно, но есть определенный предел.

- А «Доброе утро» вам вести не надоело?

- Нет! Вот эту передачу мне никогда не надоест вести. Это программа, которая всегда развивается, здесь каждый день разные сюжеты, события, все меняется. Я люблю такого рода программы, где идет развитие. «Утро» я обожаю! Если все будет хорошо, я постараюсь оттуда максимально долго не уходить.

- А утром вы легко встаете?

- Конечно! Я могу и в четыре утра уже быть на ногах! Когда заводишь свои биологические часы с вечера, то в четыре утра можно встать и без будильника. Организм все за тебя знает, подстраивается под тебя.

- А не возникает порой желания послать телевидение к черту, жить размеренной жизнью домохозяйки?

- Это все я уже проходила, кризисы были. Куда меня только не звали! В пресс-секретари к разным министрам, но как только я представляла, что мой рабочий день будет строиться в подчинении кому-то, в результате я не могла, не получалось у меня. Я без телевидения не могу, и оно без меня тоже не очень (улыбается).

«Есть кое-что, что я не стану читать в эфире даже под угрозой смерти!»

- Вы занимаетесь преподаванием, в том числе и такого предмета, как «Политика и СМИ». На ваш взгляд, как серьезно средства массовой информации могут влиять на политическую обстановку в стране?

- СМИ, в конечном итоге, - это голос народа, связь между народом и властью, они являются рупором между властью и народом. То, что хочет народ, передает через СМИ, и власть свои пожелания транслирует через те самые СМИ. Самое главное в жизни любого государства — правильное управление. Если нет хорошего менеджмента, средства массовой информации превратятся в вулкан, который в любой момент может взорваться и залить всю страну. Такое в России было в девяностые. Анархия. СМИ дули каждый в свою дуду. Мы работали в «Вестях» - я, Сорокина и Худобина. Одна была за «Единую Россию», другая — против, третья — еще чего-то... СМИ должны быть организованы так, чтобы отражали и интересы власти, и интересы народа. И при этом умудрялись бы сохранять политическую стабильность в стране!
- Сложная задача...

- Почему сложная? Во многих странах с правильным управлением так и происходит.

Происходящие в странах Азии и Ближнего Востока революции — это, в том числе, дело рук СМИ. Но не внутренних, а внешних. СМИ, в том числе и Интернет, - самое страшное оружие. И очень важно, кому оно принадлежит.

У нас был «Норд-Ост», помните, террористы захватили театр? Журналисты поливали информацией буквально отовсюду. Этой информацией с огромным удовольствием пользовались руководители террористов. В руках у террористов все время была информация. Правильно ли поступали журналисты? Это вопрос, с моей точки зрения, политической совести журналиста. И этот вопрос, мне кажется, никогда не будет решен. Журналист должен уметь вовремя остановиться, у него должна быть самоцензура, он должен понимать, когда он переходит границы. Информация ради информации — это преступление в некоторых случаях! Если журналист не чувствует момента, когда ему надо сказать себе: «Стоп!», он — плохой журналист. Это настолько сложная профессия, в которой надо быть очень аккуратным и деликатным... Это очень дипломатичная профессия. Хотя мне скажут, какой из журналиста дипломат? Наша задача - приносить «пушечное мясо», то есть информацию, а другие будут думать, что с ней делать. И в моей карьере полно таких ситуаций! Всегда останавливаюсь. Если чув-ствую, что это против меня, против страны, просто встаю и ухожу. Видите, пока еще жива (смеется)! Я даже тренировала себя, после 91-го, когда в студию в «Останкино» вошли люди и заставили нашего диктора читать текст обращения ГКЧП. И она стала читать. И я, когда входила в студию политического эфира, все время представляла себе: вот войдут такие люди, и что я буду делать? И я понимала, что я их пошлю. Я никогда в жизни не буду читать эти тексты. Даже под угрозой смерти!

- Арина, а, по вашему мнению, телевидение формирует вкусы народа или народ выбирает, что ему показывает ТВ?

- Российское телевидение сейчас, как никогда, народное, потому что оно отталкивается от интересов телезрителей. Мы сегодня вычисляем с помощью социологических анализов, что конкретно смотрит зритель, и мы понимаем: то, что сейчас показывает «Первый канал», зрителю интересно. Сегодня телевидение более народное, чем оно было в советское время. Все, что мы показываем, зритель смотрит. Получается, что мы идем навстречу телезрителю, но и он идет навстречу нам! Это редкий случай, но так бывает. А насчет того, кто кого формирует... У нас взаимный интерес.

- А как насчет того, что множество сериалов, порой не лучшего уровня, заполонили наши телевизионные экраны? Народ их желает смотреть?

- А сами сидят и, открыв рот, смотрят их! Сериалы за-хватывают, как ничто другое! Это, кстати, фантастический феномен. Зрителей у сериалов — та-акое количество! Может, людей бесит, что много рекламы «внутри»? Я сама с большим удовольствием смотрела сериалы «Банды», «Побег», но уже после того, как их показали по ТВ. Я просто купила все серии и от всей души и с радостью про-смотрела их. Смотреть есть что. Но у нашего, взрослого поколения, воспитанного в «мире прекрасного», может, не часто есть возможность увидеть какие-нибудь культурологические программы. Я сама, кроме политических программ, с удовольствием смотрю кино, ток-шоу своих коллег, документальные фильмы на «Первом канале», «Среда обитания» - гениальная, конечно же, придумка! Это бомба! Меня мои коллеги захватили настолько, что я ставлю дома теплицу, чтоб выращивать собственные продукты, понимаете (улыбается)?! То есть напугали по полной программе!

«Худею у Лены Малышевой»

- У российского и молдавского телезрителя, похоже, один менталитет, так и остался от советского прошлого. Смотрим-то одно и то же телевидение...

- Единое информационное пространство предполагает свободу доступа к информации. Менталитет — один у нас с вами. Это было бы большое счастье - нашим народам жить вместе. Это сложно, но это, наверное, возможно. Кто знает, когда это произойдет и произойдет ли? Этот процесс, думаю, контролируется тайными, большими силами, о которых мы даже не знаем (улыбается). А мы можем только хотеть...

- И как же вас хватает и на работу, и на семью? Силы остаются?

- Сейчас хватает. Ничем не жертвую, не хо-чу! Я люблю в выходные быть со своими родными. Я должна как-то умудриться соединить работу и личную жизнь. Это безумно сложно, но пока удается.

- Арина, вы потрясающе выглядите. На диетах не сидите?

- А я сейчас опять пошла к Лене Малышевой в программу («Жить здорово», - прим. авт.), я опять с ней худею. Я чуть «проблему» наберу, бегом к Малышевой (смеется)! В конечном итоге все довольны будут! С кем я худею у Лены, снимают по 30-100 кило, а мне бы всего чуть-чуть, килограммов шесть-семь бы потерять! Это катастрофа! Вот к вам приехала, наелась хлеба вкусного. Сижу, казню себя за это (смеется)!

- А что с собой возьмете, уезжая из Молдовы?

- Вино! Муж мне сказал: «Я тебя встречу в Москве, вези вина молдавского, вкусного!»

СПРАВКА «КП»

Арина Аяновна Шарапова (род. 30 мая 1961) — известная телеведущая, журналист. Имеет два высших образования: в 1984 окончила отделение прикладной социологии философского факультета МГУ, затем — переводческий факультет Московского государственного педагогического института иностранных языков им. Мориса Тореза по специальности «переводчик с английского языка». Кандидат социологических наук. Преподаёт в Московском институте телевидения и радиовещания «Останкино». Ведущая утреннего телеканала «Доброе утро» (Первый канал). До сентября прошлого года была постоянной ведущей программы «Модный приговор» на Первом канале. Является членом Общественного совета при Министерстве внутренних дел Российской Федерации. 

Комментарии

03.07.2020, 07:58 Livyinaby
Cheap Viagra Sales https://acialisd.com/ - Cialis Propecia Fotosensible <a href=https://acialisd.com/#>Cialis</a> Lowest Priced Cialis

Ваш комментарий

Чтобы оставить комментарий

войдите через свой аккаунт в соцсети:

... или заполните форму:

Ваше имя:*

Ваш адрес электронной почты (на сайте опубликован не будет):

Ссылка на сайт:

Ваш комментарий:*


Арина ШAРАПОВА

17 февраля в Кишиневе побывала известная российская телеведущая Арина Шарапова. Обаятельную улыбку и добрые новости от Арины каждое утро слушают миллионы телезрителей, второпях собираясь на работу.…… →

Фото
Видео
Статьи