События

10.10.2017, Латвия, Рига

Вадим Абдрашитов

Фото

10 октября в Риге состоялся творческий вечер выдающегося российского кинорежиссера, профессора ВГИКа Вадима Абдрашитова - вице-президента российской кинематографической академии «Ника», лауреата самых значимых в Европе кинопремий. Человека, который полвека своей жизни посвятил кинематографу.

Впервые в истории клуба «Культурная линия» встреча с гостем проходила в киноконцертном зале Московского культурно-делового центра «Дом Москвы», благодаря чему по окончании беседы Владимир Юсупович смог показать рижанам на большом экране одну из своих самых знаковых работ – картину «Время танцора», чей 20-летней юбилей отмечается в этом году.

Пообщаться с живым классиком пришло около четырех сот человек. В их числе – журналисты, актеры местных театров и воспитанники любительских театральных студий, студенты, представители общественных организаций и просто поклонники творческого дуэта Абдрашитова и Миндадзе – кинодраматурга, с которым режиссер создал одиннадцать легендарных картин.

Символично, что творческий вечер Абдрашитова состоялся в канун открытия в Доме Москвы традиционного кинофестиваля «Московская премьера в Риге». Вадим Юсупович был приятно удивлен, насколько мощно представлено и, соответственно, востребовано современное российское кино в столице Латвии.

- Жизнь удалась!, - парировал режиссер, поднявшись на сцену под бурные аплодисменты зрителей и увидев полный зал. Я тронут вашим вниманием. Очень приятно, что в столь дождливый прохладный вечер зал переполнен. Это напоминает какие-то другие времена. Те времена, которые были более содержательными. Огромное вам за это спасибо.

Вадим Юсупович практически сразу предложил рижанам перейти к диалогу. Но прежде, по законам жанра – как он сам отметил, решил немного рассказать о своем кинематографическом пути.

- Я действительно давно работаю в кино. С 70-го года, когда поступил во ВГИК и учился в последней по счету мастерской легендарного человека и режиссера Михаила Ильича Ромма. Поступил в 25 лет, будучи начальником огромного цеха на московском заводе электровакуумных приборов. По первому образованию я физик. А в те времена образование надо было три года отрабатывать. И если сначала я переживал, что буду самым взрослым дядькой на курсе, то в результате по возрасту я оказался где-то в середине. И двадцати, набранных Роммом студентов, только двое были вчерашними школьниками. Один из которых был сыном Марлена Хуциева. Один мой однокурсник был профессиональным актером, второй – мастером спорта по боксу, третий – летчиком-испытателем реактивных самолетов. И так всегда было в мастерских у Ромма, где люди во взаимной диффузии обогащали друг друга своим опытом. Я говорю об Андрее Смирнове, Сергее Соловьеве, Никите Михалкове, Андрее Кончаловском, Василии Шукшине. Это все ученики Ромма. А сегодня, увы, на режиссерский и сценарный факультеты во ВГИК поступают дети, вчерашние школьники. И в Литературный институт, и на журналистское дело поступают 17-18-летние - что приводит к глобальной инфантилизации и на экране, и на сцене, и в литературе.

Первый вопрос коснулся взаимосвязей Вадима Юсуповича Абдрашитова с Ригой, которых, как оказалось, у режиссера немало - начиная с того, что другом Абдрашитова был замечательный латвийский кинодокументалист Герц Франк, и заканчивая тем, что дочь Вадима Юсуповича, хорошо известный сценограф и художник по костюмам Нана Абдрашитова, выпустила в Рижском русском театре им. М. Чехова целый ряд спектаклей и даже номинировалась на национальную театральную премию Латвии. А буквально несколько дней назад как художник-постановщик выпустила спектакль «Горе от ума» в Даугавпилсском драматическом театре. Сам Вадим Юсупович в последний раз был в Риге 12 лет назад. Накануне встречи со зрителем, гуляя по узким рижским улочкам, он не переставал восхищаться: «Как же здесь красиво! Ригу надо обязательно снимать в кино!».

- Я много раз бывал в Риге, в том числе и тогда, когда между кинематографистами из союзных республик были очень плотные связи. Сейчас смотрю – все похорошело, почистилось! Все отреставрировано. Самое время снимать! Такие экстерьеры, такие улицы!
Понимаете, при таких-то экстерьерах снимать у вас «Семнадцать мгновений весны» или «Шерлока Холмса» - это не фокус! К моему великому удивлению, Рига вообще мало снятый город в качестве Риги как таковой.
По Риге идешь - так и хочется снимать. Но это должны делать местные кинематографисты. А сколько и как снимают сегодня мои местные коллеги-кинематографисты, я не знаю. Несколько дней назад я узнал, что в Грузии, к моему великому сожалению, на государственные деньги производится только две картины в год. Это очень мало! Еще не так давно было пять-шесть картин, а в советские времена гораздо больше. А сколько в Латвии снимается сегодня фильмов на государственные деньги? Сколько? Две? Все понятно...
Уход от поддержки кино, как части культуры страны - это серьезнейший момент. Так сложилось в истории искусств, что кинематограф имеет очень большой удельный вес в культуре народа и наций в целом. И правительства стран, которые не хотят заниматься поддержкой кинематографа, допускают упущения. Когда в советские времена работали республиканские студии, шел бесконечный обмен картинами и информацией. Проводились всесоюзные кинофестивали и один из них, кстати, проходил в Риге. Так, например, в 1979 году, очень важном для меня, поскольку я снимал фильм «Охота на лис», я именно в Риге «застукал» тогда еще неизвестного мне Володю Гостюхина, который приехал сюда с Ларисой Шепитько представлять картину «Восхождение». В те годы у нас были бесконечные семинары, премьеры в разных городах - Риге, Тбилиси, Москве. Было постоянное проникновение кинематографистов в культуру друг друга. Сегодня, к сожалению, все это утеряно...

В ответ на рассказ о единении советских кинематографистов, Вадима Юсуповича спросили, как он относится к идее снять фильм о настроениях и переживаниях русских людей, живущих за пределами России.

- Для осуществления этой идеи Министерство культуры России или Фонд кино России должны объявить конкурс на лучший сценарий на эту тему. Потому что в первую очередь должен появиться художественный замысел. Тема слишком животрепещущая. Она должна быть в художественном смысле состоятельно исполнена. А взять просто cпециально снять фильм на тему русских за пределами России - значит просто опорочить тему. Но это касается игрового кино, которое связано с большими деньгами. Другое дело, что есть документальное кино, которое на сегодняшний день гораздо более художественное, ответственное и гражданское! Уверяю вас, что сегодня существуют поразительно интересные документальные картины. В том числе и на эту тему.

Режиссер рассказал, что уже много лет работает в составе жюри фильмов на тему прав человека «Сталкер», куда его пригласили после выхода фильма «Время танцора». Два года Абдрашитов отсматривал в рамках этого фестиваля исключительно игровое кино.

- И мне стало скучно. Тогда я, так сказать, перезаписался в жюри документального кино. В результате, каждый раз в конце года мне присылают на просмотр по 25-45 документальных картин. И для меня начинается поразительный период! Во-первых, он очень познавательный. Я вижу то, чего не мог предположить и о чем не знал. Во-вторых, я вижу картины, которые связаны с реалиями жизни. И понимаю, что документальное кино опередило (и очень надолго!) игровое.

Вопросы зрителей, конечно, не могли не коснуться картины Андрея Звягинцева «Нелюбовь», которая недавно был представлена в Риге на кинофестивале «Балтийская жемчужина» и вошла в лонг-лист премии «Оскар».

- Буквально в эти дни, представляя в Лондоне свой фильм Звягинцев сказал, что тема нелюбви, а именно эгоизма, ненависти, злобы понятна во всем мире. Не кажется ли вам, что искусство должно нести добро и любовь?

- Мало ли что можно сказать, представляя свой фильм в Лондоне! Я с большим уважением отношусь к творчеству Андрея, знаю его давно. И к тому, что делает Александр Роднянский в качестве продюсера. Но картина Звягинцева «Нелюбовь» мне нравится гораздо меньше, чем картина «Елена». Потому что та картина была для Андрея шагом вперед, там была плазма реальной жизни, колоссальная драматургия и работа актеров. А картина «Нелюбовь» - это отчасти просто возвращение к тому, что Звягинцев уже делал. Но это мое субъективное мнение.

На просьбу прокомментировать скандал вокруг фильма «Матильда», снятого Алексеем Учителем и рассказать о том, почему Абдрашитов не снимает историческое кино, режиссер ответил, что поскольку размышлять на исторические темы без контекста современности невозможно, а волнующих современных тем слишком много, то делать это ему неинтересно.

- Может, это вопрос вкуса. Не говоря о том, что чтобы делать историческое кино, нужны огромные деньги. И очень мощная тема, роде «Матильды». Но с «Матильдой» в итоге получился скандал, который непонятно чем закончится. Я не видел этот фильм, мне нечего сказать на этот счет. Но я сказал Учителю, что лучший пиар фильму трудно себе представить. В мировом кино такого пиара не было ни у одной картины - ни у Чаплина, ни у Эйзенштейна.

Отвечая на вопросы рижан, киноклассик размышлял о фестивальном кино, о вырождении жанра кинокомедии, о мелькании на экране одних и тех же артистов и даже о необходимости возрождения в искусстве культа рабочего человека!

Абдрашитов признался, что не считает свои картины пророческими.

- Мы с Миндадзе просто всегда снимали о том, что уже происходило или начинало происходить. Может быть, мы были просто очень внимательными. Может быть, нам было просто интересно разбираться в том, что происходит в cамой глубине процессов. И в той же картине «Плюмбум, или Опасная игра» мы очень конкретно показали, что во всех опасных играх и во всех противостояниях всегда гибнут в первую очередь незащищенные и невинные люди.

После часовой беседы в формате «вопрос-ответ» Вадим Юсупович предложил рижанам посмотреть фильм «Время танцора» и отметил, что фильм остается акутальным и сегодня, 20 лет спустя. “Многие считают, что фильм о войне. Это не так. Фильм начинается с того, что война заканчивается. Войны как таковой там нет. Фильм создает обобщенный образ жизни после войны. Сама жизнь за эти годы постоянно что-то добавляла к картине, и, к сожалению, продолжает дополнять. Главная мысль фильма заключается в том, что в войне нет победителей. В любом случае все проигравшие“.

Перед встречей со зрителями в интервью латвийскому радио Baltkom режиссер cказал, что обеспокоен тем, что в обществе появились разговоры о возможности "ядерной войны".

"Я с тревогой слежу за тем, как развязываются языки у всех - у политиков, у журналистов, у ведущих телепрограмм. И все чаще и чаще я встречаю словосочетание, которое еще лет семь-десять тому назад было просто невозможно услышать: “ядерная война возможна”. Это очень тревожный признак", - подытожил гость клуба. Он предположил также, что смена поколений в политике повлияла на изменение отношения к войне. "Может быть это связано с тем, что уходят те правители, которые помнят, что такое Вторая мировая война и которые делали многое для того, чтобы она не повторилась. И Буш – старший, и Кеннеди, и Хрущев, и Брежнев знали, что это такое. А сейчас пришел народ помоложе, который не знает войны, не помнит ее, и это словоблудие превращается в опасную тенденцию", - заключил Абдрашитов.

 

Ваш комментарий

Чтобы оставить комментарий

войдите через свой аккаунт в соцсети:

... или заполните форму:

Ваше имя:*

Ваш адрес электронной почты (на сайте опубликован не будет):

Ссылка на сайт:

Ваш комментарий:*