События

Сергей Гинзбург: «Хочу снять фильм в Гродно»

Иван Гаврицкий,"Гродненская правда" Источник (ссылка откроется в новом окне)

Известный российский актер и режиссер Сергей Гинзбург встретился со зрителями в кинотеатре «Красная звезда» в рамках международного медиаклуба «Формат А3».

ЗОРГЕ СЫГРАЛ ДОМОГАРОВ

– Надеюсь, что этот сериал вызовет интерес у зрителей, – сказал Сергей Гинзбург, завершивший работу над картиной. – Во-первых, интересна сама личность легендарного разведчика и его судьба. Кстати, многие документы, связанные с жизнью и работой Зорге, до сих пор засекречены. А во-вторых, у фильма очень занимательный сюжет, причем основанный на реальных событиях.

На главную роль пробовались разные актеры, но, увидев кинопробы Александра Домогарова, я сразу понял, кто должен играть Рихарда Зорге. Кстати, Александр Юрьевич и внешне очень похож на легендарного разведчика.

Над фильмом работали три года. Это международный проект. Существенную часть картины снимали в Китае. Актерская бригада тоже интернациональная – снимались не только российские, но и японские, китайские, немецкие и американские актеры.

О точной дате, когда картина выйдет на телеэкран, сказать не могу. Что точно, так это то, что премьера уже не за горами.

– Ваш город, особенно его исторический центр, так и просится на экран, – говорит Сергей Гинзбург. – А в Беларуси я не впервые. Снимал здесь картину «Волчье солнце». А натолкнула на нее книга «Любовник Большой Медведицы», которую в 30-х годах прошлого века написал ваш соотечественник Сергей Пясецкий. Это была крайне авантюрная личность даже по меркам лихих времен, которые царили на советско-польской границе по окончании войны между двумя государствами. События в фильме происходят в 1924 году, а рассказывает он о людях, их судьбах и их переплетении. Переплелись здесь судьбы и красных, и белых, и контрабандистов, ведь местечко Раков, отошедшее в то время под Польшу, стало своеобразной криминальной приграничной столицей. Здесь проворачивали свои дела не только контрабандисты, но и разведслужбы.

– Думается, что каждый, как говорится, состоявшийся в жизни человек, согласится с этим, – утверждает Сергей Гинзбург. – Об этом говорили мне и уже известные, обласканные славой актеры. Это я видел и на собственной практике, когда на моих глазах зажигались на артистическом небосклоне новые имена. Некоторые из них свой путь к известности начинали в моих фильмах, как, например, Гела Месхи, сыгравший в картине «Сын отца народов». Труд актера, как, впрочем, и режиссера, далеко не сахар. А лучший результат всегда у тех, кому работа доставляет удовольствие. И, конечно, постоянно надо самому учиться, совершенствоваться. Кстати, жизнь так устроена, что давая шанс, судьба для его реализации непременно найдет вам и наставника. Другое дело, что не всегда в молодости мы к ним прислушиваемся.

Мне на наставников повезло. А моя нынешняя карьера началась с подачи классного руководителя, которая преподавала математику. А с этим у меня были нелады. «Хочешь получить тройку – поучаствуй в школьной самодеятельности», – как-то заявила классная. Меня, а тогда я серьезно занимался регби, подобное предложение просто ошарашило. Не помогла даже моя уловка насчет того, что я, может, лучше класс помою. Так я оказался в школьном драмкружке, которым руководили молодые актеры Театра на Таганке. Они и открыли мне мир искусства, а первым спектаклем, который увидел на Таганке, был «Вишневый сад» в постановке Эфроса с Высоцким в главной роли. После службы в армии решительно настроился на театральную карьеру, но ни в один из соответствующих московских вузов не прошел по конкурсу. Отправился в институт культуры, но через год его бросил: не хватало средств на существование, мама меня растила одна. Устроился монтировщиком в Театр на Таганке. Там и понял, что общение с живыми легендами-режиссерами и актерами стоит ничуть не меньше, чем «корочка» о театральном образовании. Правда, в ГИТИС позже все-таки поступил, учился на курсе у Васильева и Эфроса. По сей день я благодарен им и за науку, и за мудрые житейские наставления. Кстати, у Васильева в театре всегда репетиции были закрытыми, в отличие от того же Любимова, он не любил присутствия на них посторонних глаз. Я был, так сказать, свой и мог быть на этих театральных прогонах. Так что на курсах в ГИТИСе я видел Васильева как преподавателя, а на репетициях получал наглядный урок его работы как режиссера.

Многому научился я и в театре Олега Киселева. Ставил он довольно необычные по тем временам спектакли. В них было много движения, много клоунады. А еще в этом театре меня приучили к очень напряженному труду: давали по два десятка спектаклей в месяц, а на гастролях, которых хватало, и того больше.

Актерская слава, повторю еще раз, без труда не приходит. Нужен, конечно, здесь и талант. Но даже если и он есть, актерскому мастерству, как и любой другой творческой профессии, научить невозможно – этому можно только научиться.

Далеко не сахар и режиссерская работа. У каждого актера свой характер, и к каждому нужен свой подход. Например, в моих картинах снимались Алентова, Будрайтис, Ахеджакова, Гафт, Домогаров, Козаков, Орбакайте… Все из одной звездной категории, но какие они все разные.

Вряд ли можно вспомнить хоть одну мою ленту, съемки которой шли бы без сучка и задоринки. А работа над дебютной режиссерской лентой «Упасть вверх» и вовсе поставила в тупик. Вдрызг рассорились исполнители главных ролей – Евгений Сидихин и Евгения Крюкова. Дошло до того, что не могли их усадить друг напротив друга на парных сценах. Пришлось эти сцены снимать дважды, где я выступал сначала в роли Сидихина, а потом Крюковой, а дальше, как понятно, отменно сработали монтажеры фильма. Очень прав тот, кто когда-то произнес фразу: «Искусство требует жертв». Скажу даже больше: когда концентрируешься на какой-то картине, то вдруг начинаешь замечать, что твои задумки о ней нередко начинают проникать в твой реальный мир. По этой причине и стараюсь, чтобы в моих фильмах не было никакой «чертовщины»…

О НАС КИНО ДРУГИЕ НЕ СНИМУТ

Мы, к сожалению, проиграли свой рынок Голливуду. И прежде всего потому, что в 90-е годы прошлого века потеряли свою киноиндустрию. И разрыв сегодня между нашим кино и американским огромнейший. Большие деньги дали возможность американскому кино завоевать практически весь мир, держатся пока лишь Китай и Индия. Конкурировать с голливудской продукцией крайне сложно. Бюджет «Аватара» равнялся 100 миллионам долларов, в России средний размер бюджета тоже порядка 80-100 миллионов, но только не долларов, а рублей. Почувствуйте, как говорится, разницу.

Но с другой стороны, кино о нас, о том, что нас волнует, никто, кроме нас, не снимет. Тому же Голливуду это и не нужно, да и не смогут они такое кино снять. А еще нам надо понять и усвоить одну простую истину: зрителю не важно, чье кино, – куда важнее ему, что оно хорошее. Если мы будем стремиться снимать такие фильмы, будем верить в себя – у нас обязательно будет хорошее кино.

Ваш комментарий

Чтобы оставить комментарий

войдите через свой аккаунт в соцсети:

... или заполните форму:

Ваше имя:*

Ваш адрес электронной почты (на сайте опубликован не будет):

Ссылка на сайт:

Ваш комментарий:*


Сергей Гинзбург

«Я очень хорошо знаю и люблю Минск, я здесь работал и жил некоторое время, а потому это родной для меня город, и очень рад тому, что оказался сегодня с вами, — такими словами известный…… →

Фото
Видео
Статьи