События

Игорь Коротченко: «Россия должна доминировать на постсоветском пространстве»

Борис Васильев, "Крымское эхо" Источник (ссылка откроется в новом окне)

Игорь Коротченко — имя в российской журналистике весьма известное. Да и не только в российской: те, кто всерьез интересуется армейской темой, знают этого высококлассного специалиста. Мы имели честь напрямую пообщаться с этим неординарным человеком во время его приезда в Крым в рамках медиа-клуба «Формат А-3».

 

Беседа получилась более чем содержательной. Но вначале все же давайте познакомим вас с вехами его биографии — так вам будет понятнее, кто такой наш сегодняшний собеседник.

Игорь Юрьевич Коротченко родился 15 февраля 1960 года в Риге. Окончил Тамбовское высшее военное авиационное инженерное училище имени Ф.Э. Дзержинского. С 1982 по 1994 год проходил службу в частях Военно-воздушных сил, Главном штабе ВВС, Генеральном штабе Вооруженных сил. Воинское звание – полковник запаса. Награжден именным оружием.
Уйдя в запас, остался с армией на всю жизнь. С 1994 года – военный обозреватель «Независимой газеты». В 1995 году выступил одним из инициаторов создания еженедельника «Независимое военное обозрение». В 2003 году, выражая протест против антигосударственной информационной политики «Независимой газеты», принадлежавшей Борису Березовскому, обратился к журналистам «Независимого военного обозрения» с предложением уйти из редакции, и коллектив его полностью поддержал.
С 2003 по 2009 гг. Коротченко – главный редактор еженедельника «Военно-промышленный курьер». С 2006 года – издатель и главный редактор авторитетного журнала «Национальная оборона». Кроме того, он директор Центра анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО), Член Президиума Общественного совета при Министерстве обороны Российской Федерации, эксперт-консультант Общественной палаты РФ по вопросам оборонно-промышленного комплекса. Автор свыше 500 статей по вопросам военной реформы, военного строительства, стратегических ядерных сил, ситуации в оборонно-промышленном комплексе, борьбы с терроризмом, деятельности спецслужб. В качестве военного корреспондента выезжал в служебные командировки более чем в 40 стран мира.
titleСреди множества военных и журналистских наград в его послужном списке — знак Королева и знак Гагарина Федерального космического агентства, серебряная медаль имени генерального конструктора ракетно-космической техники академика В.Ф. Уткина, знак «За заслуги перед авиацией» Военно-воздушных сил России. Русский биографический институт удостоил Игоря Коротченко национальной премии «Человек года – 2005» в номинации «Оборонно-промышленный комплекс».

Наша беседа проходила в канун Дня Победы. В текст интервью по разрешению Игоря Юрьевича включены также и выдержки из его выступления на встрече с общественностью в Симферополе.
 

Часть I

 

«Моральный фактор был и остается важнейшим преимуществом Российской армии»

 


— Кто-то буквально каркает, пророча России развал, кто-то осуждает ее за «имперские устремления». Слова «модернизация» и «нанотехнологии» звучат уже не только на страницах печати, а и в беседах старушек у подьездов. Будущее России — не праздный для крымчан вопрос. Это волнует нас как людей, которые душой и сердцем, а многие и кровно продолжают ощущать себя частью России и питают вполне определенные надежды. Куда держит путь Россия?

— Главная, магистральная линия России — сохранить себя как великую державу, как центр притяжения умов мыслей и концепций на будущее, то есть то, что называется национальной идеей. Куда мы идем? Ведь та же модернизация, развитие рыночной экономики — все это носит тактический характер. А стратегический путь развития современная российская политическая элита сформулировать пока не может ни для себя, ни для народа. А у русского народа существует такая потребность — иметь глобальную цель, это всегда консолидирует нацию. И вот на том огромном пространстве, которое занимает Россия, должна быть некая сверхзадача, своего рода мессидж для всего человечества. Но пока его нет.
И все же Россия – ядерная держава, и те преобразования, которые сегодня происходят, они во многом продиктованы необходимостью адекватного реагирования на угрозы и вызовы, которые сегодня имеют место и могут появиться в дальнейшем.
— Иногда, слушая российских политиков, создается впечатление, что Россия готовится к большой войне. Речь идет, прежде всего, о масштабных планах перевооружения. Существуют ли реальные военные угрозы для России в ближайшей перспективе? Ну, например, может ли быть война с НАТО?

— При определенных обстоятельствах, при сочетании неблагоприятных факторов этого исключать в принципе нельзя. Пройдет время, сменятся поколения политиков, и Россия, встав на путь восстановления статуса сверхдержавы, может столкнуться с риском военного столкновения с НАТО.
Поскольку группировки вооруженных сил НАТО превосходят российские в 4-5 раз, как по численности, так и по боевому составу, по оснащению вооружением и военной техникой, то парировать эту потенциальную угрозу можно только с опорой на ядерное оружие, в том числе и тактическое.
То же самое касается и Китая. Через 20-30 лет мы теоретически можем столкнуться с риском военной экспансии со стороны КНР. Как парировать такую угрозу? Только тактическим и стратегическим ядерным оружием! То есть нам необходима опора на ядерное сдерживание в отношении тех, кто превосходит нас по всем остальным параметрам совокупной военной мощи.
А для парирования угроз, которые возможны на Юге, – это фактор нестабильности в различных его вариантах, а также вероятность повторения конфликтов низкой интенсивности, таких, как операция по принуждению Грузии к миру, вот тут необходима мобильная, компактная, хорошо оснащенная группировка сухопутных войск. И это сейчас делается, в том числе и в рамках структурных изменений в Вооруженных Силах России. Тем более это важно с учетом того, что рано или поздно, но американцы уйдут из Афганистана и вся эта зараза в виде исламского экстремизма может расшатать режимы в среднеазиатских республиках и, в конечном итоге, создаст проблемы на южных рубежах России.
 

— Победу в Великой Отечественной войне Советский народ одержал не только за счет максимальной концентрации военного и экономического потенциала, но и ценой огромных жертв, в том числе и массового героизма советских солдат и офицеров на полях сражений в небе и на море, за счет огромного патриотического подъема всего народа. Повторись такая ситуация, не дай Бог, сейчас, что нам ожидать?

— Вопрос патриотизма — очень сложный в современных условиях. Возникает вопрос, кого защищать? Абрамовича с его океанскими яхтами? Олигархов и коррумпированное чиновничество? В конечном итоге каждый, кого этот вопрос касается, должен сделать выбор сам. Но для абсолютного большинства граждан России такие понятия, как Родина, Отечество, долг, патриотизм остаются побудительным мотивом для действий в той или иной критической ситуации для судеб нашей страны. Важно также понимать, что по историческим меркам — двадцать лет, которые мы живем без Советского Союза — это очень короткий временной промежуток. Поэтому, несмотря на все изменения и катаклизмы, которые общество претерпело за эти два десятилетия, у народов России сохранилось такое основополагающие понятие, как любовь к Родине, что и есть патриотизм.

Если эти базовые понятия вдруг когда-то исчезнут, то России грозит полная дезинтеграция, распад, хаос, и она закончит свое существование в том виде, в котором когда то начинала сбор русских земель вокруг Московского царства.

Высокий моральный дух Российской армии при всех тех издержках, которые вызваны построением рыночной экономики, пока остается и сохраняется, и он является одним из важных факторов ее боеспособности. Наглядное подтверждение тому – недавняя война с Грузией. Примерно равная по численности, но гораздо лучше оснащенная современным оружием, применяя фактор внезапности при начале боевых действий, что дает стратегическое превосходство, грузинская армия потерпела сокрушительное поражение. И при всем этом главным преимуществом российских солдат и офицеров 58-й армии, подразделений ВДВ и спецбатальонов ГРУ был исключительно высокий моральный дух.
Поэтому при любых условиях этот фактор был и остается важнейшим преимуществом Вооруженных Сил РФ.
Разумеется, в армию надо вкладывать деньги, об армии надо заботиться, поднимать престиж военной службы и прежде всего офицерского состава.

Все эти объятия, партнерские отношения с Западом хороши до тех пор, пока Россия сильна. А если мы вдруг лишимся ядерного оружия, то нас просто сбросят с геополитической карты, мы превратимся в мировую бензоколонку, где нужно всего 30-40 миллионов человек для обслуживания месторождений углеводородов и охраны трубопроводов, по которым будут выкачиваться наши богатства чтобы обеспечить процветание «золотого миллиарда».
При этом компрадорская буржуазия и властные элиты будут эксплуатировать свой собственный народ. Вот такой сценарий вырисовывается, если у России вдруг вырвут «ядерные клыки».
Для Российской Федерации стратегически важно иметь эффективную группировку ядерных сил, которые будут способны в случае агрессии против нас нанести неприемлемый для США и НАТО ущерб. В этом случае они нас не тронут, поскольку достаточно 50-60 ядерных боеголовок в ответном ударе – это будет абсолютно фатально для той же Америки.
Пока мы имеем надежный ядерный щит, у нас будет полная свобода рук при принятии важнейших решений как внутри страны, так и на международном уровне.

Россия должна доминировать на постсоветском пространстве. Это исключительная зона ее жизненных интересов, и об этом надо говорить открыто. Любое иностранное военное присутствие, вмешательство, попытка изменить статус-кво в любом из бывших постсоветских государств однозначно неприемлемо для России как великой державы. СНГ — зона наших стратегических интересов и здесь только мы будем решать, что и как тут будет происходить, без участия Запада.
 

— В последнее время идет интенсивное кадровое обновление в высшем эшелоне военного руководства России. В подобных ситуациях появляются и недовольные. Вспомним хотя бы генералов, которые в 1993 году оказались по одну сторону баррикады, а Ельцин с командой — по другую. Не пополнят ли уволенные генералы оппозицию, например, партию Зюганова? Как вообще внутри офицерского и генеральского корпуса воспринимается реформа Вооруженных Сил?

— Хорошо или плохо, но военной оппозиции в России не существует. Те, кто не согласен в той или иной форме с реформами в Вооруженных Силах РФ, уволены или ушли сами. Остались те, кто не противодействует реформам. Разумеется, и генералы, и офицеры хотели бы видеть более быструю практическую отдачу от достаточно болезненного процесса преобразований. Главное сейчас в нынешней ситуации — поднять с колен офицерский корпус, продвинуть его с нижних ступеней социальной лестницы наверх.
Как уже заявлено политическим руководством России, с 1 января 2012 года будут значительно повышены должностные оклады всему офицерскому составу. Лейтенант будет получать 50 тысяч рублей, полковник – 90 тысяч. Это денежное содержание приближено к уровню окладов средней европейской армии.

А ведь совсем недавно нередки были такие явления как подработка офицеров в свободное от службы время в бизнес-структурах, в охранных агентствах, полковники Генштаба ночью занимались частным извозом. Сейчас все это уже в прошлом.

Необходимо возродить систему льгот для офицеров, которая во все времена всегда имела большое значение для поднятия престижа военной службы. Офицерский корпус должен быть выведен на уровень среднего класса, реального, а не декларированного.
Другая проблема военных — жилищная, которую нужно решать через предоставление служебных квартир и через систему военной ипотеки. В настоящее время для увольняемых военнослужащих и бесквартирных идет массовое строительство комфортабельного жилья.
Мы перешли на новую структуру управления войсками. Созданы четыре объединенных стратегических командования (ОСК). Это новое слово в системе управления войсками. Для обеспечения функционирования этой системы требуются подготовленные штабные кадры военных управленцев, которые будут готовиться на базе Военной академии Генерального штаба ВС РФ.
ОСК поставлена задача обеспечить управление боевыми действиями в зоне своей ответственности одновременно в трех сферах: на земле, в воздухе и на море. Раньше управление межвидовыми группировками осуществлял непосредственно Генштаб.
Мир меняется, меняется и роль армии, и отношение к ней. Но при всем этом успех военной реформы, позитивное ее восприятие офицерским составом будет в значительной степени зависеть от финансовой и социальной поддержки защитников Отечества.
Что касается увольняемых генералов и их возможного участия в политической жизни на стороне оппозиции, то я считаю, что в политику идут, как правило, харизматические личности. А у нас среди нынешних уходящих в запас генералов таких уже не осталось.
Советская система не воспитывала в генеральской и офицерской среде лидеров, ведь всегда сохранялось определенное недоверие политического руководства к армии. В Кремле опасались военных переворотов. Вспомним хотя бы, как боялись Георгия Жукова или Михаила Тухачевского – сильных, ярких личностей, которых подозревали в скрытом бонапартизме.
Армия находилась под двойным контролем. С одной стороны – Главпур, а с другой – КГБ. И в этой среде невозможно было формироваться личностям с лидерскими качествами. Подтверждением тому хотя бы такой факт: несмотря на то, что в годы Великой Отечественной войны сформировалась целая плеяда выдающихся полководцев, когда дело дошло до того же развенчания Жукова в 1957 году, то почти все эти полководцы подписались под письмом, осуждавшим бонапартистские качества тогдашнего министра обороны, как того требовал от маршалов Никита Хрущев. Да и на процессе Тухачевского главными обвинителями были высшие военные чины РККА, его недавние соратники.

Так что еще с советских времен у нас в стране нет традиции ухода генералов в политику. Разве что такие единичные случаи, как это было с генералами Александром Лебедем и Львом Рохлиным, причем оба погибли при трагических обстоятельствах, оборвавших их яркую политическую карьеру.
Поэтому я не думаю, что за счет отставных генералов пополнится электорат тех же коммунистов.
Вместе с тем, нельзя с сожалением не отметить, что за последние годы в значительной степени произошла деградация генералитета, поскольку в этой среде имели место массовые случаи коррупции, злоупотребления служебным положением, хищническое стремление оторвать кусок чего-то, пока ты служишь, конвертировать свои служебные возможности во что-то материальное, в системе ОПК вообще принято было выстраивание системы кормления и «откатов», когда деятельность того или иного генерала была связана с гособоронзаказом.

Но вся эта мутная пена рано или поздно схлынет, и вырастут новые офицеры и генералы, лишенные тех пороков, которые привели сегодня к определенному вырождению части российской военной элиты.
 

— Нынешние реформы наводят на мысль, что не ввязывается ли Россия в новую гонку вооружений, которую навязывает та же Америка, то же НАТО? Мы знаем, чем это закончилось для Советского Союза, которого на карте мира уже нет, в том числе и по этой причине.

— Нельзя повторять ошибки советского руководства, когда нашу страну спровоцировали на гонку вооружений, которая, в конце концов, привела при слабом Горбачеве к ситуации, в результате которой была подорвана экономическая и финансовая мощь страны, а затем произошел ее распад.

Нынешняя Государственная программа вооружения никоим образом не является аналогом гонки вооружений. В действительности речь идет о финансировании наиболее приоритетных направлений, связанных с тем, что необходимо комплексное переоснащение Вооруженных Сил. Ведь в настоящее время только 10 % военной техники относится к новому вооружению, а все остальное было разработано и произведено еще во времена СССР. Это, во-первых.

А во-вторых, значительная часть стратегического ядерного оружия подходит к предельному сроку эксплуатации, например, практически всю группировку тяжелых жидкостных баллистических ракет в составе РВСН предстоит списать в ближайшие 5-7 лет, поскольку эти МБР выслужили установленный ресурс, который к тому же неоднократно продлевался. И сегодня стоит задача перевооружения РВСН на новые твердотопливные многозарядные баллистические ракеты РС-24 «Ярс» шахтного и мобильного базирования. Это ракеты, способны преодолеть как существующую, так и перспективную систему ПРО США.
Предстоит также перевооружение морской компоненты ядерной триады РФ. Так, имеющиеся в составе Тихоокеанского флота старые РПКСН проекта 667БДР достигли критической степени износа после 30 лет эксплуатации. На смену им придут новые подводные стратегические ракетоносцы типа «Борей», оснащенные твердотопливными баллистическими ракетами «Булава». А уже через десять лет нам предстоит полностью перевооружить на «Бореи» морские стратегические силы Северного флота.
Следующий аспект состоит в том, что меняются военные вызовы и угрозы. Сегодня главная угроза для России исходит из воздушно-космической сферы. Все последние военные операции, которые проводили НАТО и США, представляют по сути бесконтактную войну, включающую серию воздушных ударов с применением высокоточного оружия и «умных» бомб, ударов с помощью крылатых ракет морского и воздушного базирования для уничтожение системы государственного и военного управления, деморализации вооруженных сил противника, что ведет в конечном итоге к его капитуляции.
 

Осознание этой ситуации приводит к необходимости переоснащения ВС РФ.

И третье, на мой взгляд, главное, что привело к такому шагу, как перевооружение: мы подошли к такому рубежу, что если в ближайшее время не начнем поставки новейшего оружия в армию, то замысел нынешней военной реформы будет провален. Можно создать новую систему управления войсками, можно перейти на новую оргштатную структуру, изменить систему приоритетов в военном строительстве, но все это не будет работать, если не будет нового оружия. Именно поэтому на обновление армейских арсеналов выделяется 20 триллионов рублей. Это огромные средства, рассчитанные на 10 лет в рамках новой Государственной программы вооружения до 2020 года. Важно, чтобы эти средства пошли по целевому назначению, должна быть выстроена система военно-технических приоритетов. Необходимо максимально сократить долю научно-исследовательских и опытно конструкторских разработок (НИОКР), оставив лишь действительно необходимые, поскольку в России это одна из схем «распила» бюджетных денег: разрабатывалось годами то, что никогда не могло быть реализовано, а на выходе были только папки с бумагами — отчетами.

Необходимо поставит надежный барьер коррупции в сфере гособоронзаказа, для того чтобы выделяемые деньги не были «распилены», разворованы и не ушли в «откаты».

— Понятно, что не армия производит ракеты, самолеты и танки, а делается все это на предприятиях ВПК. Насколько по силам этой отрасли оснастить армию и флот новым вооружением?

— Российский оборонный комплекс находится на передовых рубежах по целому ряду направлений. Это разработка нового поколения твердотопливных баллистических ракет.
Мы удерживаем передовые позиции в области боевой авиации, в разработке находится истребитель пятого поколения. Министерство обороны РФ подписало контракт на закупку 48 новых многофункциональных истребителей Су-35. Мы строим новое поколение атомных подводных лодок, как многоцелевых, так и стратегических. Если говорить о стратегических АПЛ, то это программа «Борей» по постройке восьми новых подводных ракетоносцев проекта 955, а многоцелевые – проект 885 «Северодвинск». Это новая многоцелевая подводная лодка, способная помимо выполнения своих основных функций, наносить удары по наземным целям.
В перспективе мы создадим систему ПВО-ПРО пятого поколения С-500. Сегодня на вооружение в войска поступает новейший комплекс С-400. Следует отметить, что в части разработки систем ПВО малой, средней и большой дальности мы находимся на передовых позициях.
Основной наш конкурент в области разработки новых образцов военной техники — это США, которые уже запустили в серию истребитель пятого поколения F-22, а в настоящее время проходит летные испытания еще одна машины такого же класса, только «облегченная» — истребитель F-35.
В целом за минувшие 10 лет годы Россия сохранила или восстановила основные центры компетенции в области оборонно-промышленного производства, за исключением отрасли боеприпасов и спецхимии: пороха, топлива и все, что с этим связано. Здесь ситуация плохая. Видимо придется заимствовать производство боеприпасов по лицензии на Западе. Иначе мы отстанем на целое поколение.

— А что за причина, что Россия покупает у Франции вертолетоносцы класса «Мистраль»?

— Закупка «Мистралей» — мера вынужденная. Дело в том, что в ближайшие годы наш Тихоокеанский флот может утратить значительную часть своих основных боевых функций. Поэтому для России важно в ближайшие 3-4 года ввести в боевой состав ТОФ десантные корабли-вертолетоносцы. Ведь если сегодня вопрос о Курилах отошел как бы на второй план в связи с землетрясением в Японии и его последствиями, то нет сомнения, что залечив раны, Токио так или иначе, но вернется к этому вопросу, опираясь при этом на все растущую военную мощь. Поэтому «Мистраль» призван в случае обострения ситуации в этом регионе, создать возможность быстрой переброски войск на Камчатку или на Южные Курилы, и сделать это достаточно быстро и масштабно. Контрактом предусмотрена закупка двух вертолетоносцев типа «Мистраль» и оба планируется направить в Тихоокеанский флот.
 

— И что ожидает Черноморский флот?

— Черноморский флот также предстоит усилить за счет 5-6 подводных лодок модернизированного проекта 636 с комплексом ударного оружия «Клаб». Первая лодка уже заложена на Адмиралтейской верфи. Планируется также оснащение ЧФ 5-6 модернизированными надводными кораблями проекта 11356М. Этот тот самый проект, по которому мы строили фрегаты для Индии. Корабли будут оснащены комплексом ударного ракетного оружия «Калибр-НК» с противокорабельными ракетами. И как вариант, рассматривается возможность передачи 2-3 боевых единиц с Балтийского флота, в том числе и «Ярослав Мудрый». По своему оснащению он вполне современный, оснащен противокорабельным комплексом «Уран».
 


Я считаю, эти программы будут реализованы, и не возникнет никаких политических препятствий со стороны Украины в процессе перевооружения ЧФ, учитывая позитивные изменения во взаимоотношениях между нашими государствами.

— Боевой опыт НАТО и США накапливают вдали от своих стран, более того, на другой стороне Земного шара. Россия, к сожалению, этот опыт приобретает на своей территории…

— Сегодня появился новый тип современных высокотехнологичных войн, новый тип театра военных действий, когда страны НАТО ведут боевые действия с использованием высокоточного оружия, управляя процессом на значительном удалении от района непосредственного применения оружия.
Очевидно, что в ближайшие 30 лет для России такой тип войн будет не актуален. Для нас актуальными могут быть войны по защите своей собственной территории, или территории наших союзников, партнеров по совместной обороне. Но, в том или ином варианте локальных боевых действий, они могут иметь место по всему периметру российской границы. Тем не менее, для России самым актуальным является южное направление, так как в граничащих с нами государствах Средней Азии сохраняется возможность масштабной внутренней дестабилизации. Эта возможность станет наиболее реальной, когда американцы уйдут из Афганистана.

Нельзя исключать также возможности возобновления боевых действии и на Северном Кавказе, поскольку ситуация там весьма тревожная. Поэтому актуальным остается вопрос усиления российской группировки в данном районе — как за счет внутренних войск МВД, так и Министерства обороны. В случае возникновения на Северном Кавказе вооруженного мятежа или силового захвата власти можно будет принять меры адекватного воздействия с применением подготовленной военной компоненты.
 

Американцы пытаются нас вытеснить с Кавказа. И это им частично удалось, учитывая ситуацию с Грузией. Это стратегическая цель и США и Великобритании, которые заинтересованы в дестабилизации в этом регионе России, заинтересованы в активной деятельности экстремистских сил, которые сегодня активизировались в ряде республик Северного Кавказа. Запад в лице США заинтересован в том, чтобы Россия была слабой, уязвимой, чтобы наши внутренние проблемы мешали нам в экономической модернизации и в проецировании силы на защиту своих интересов за пределами страны.

Одна из первоочередных задач — обеспечить войска Южного военного округа новой военной техникой, повышать ее возможности в условиях ночных и клуглосуточных боевых действий. Для нас было неприятной неожиданностью, что захваченные в качестве трофеев грузинские таки Т-72 были оснащены системой целеуказания, что позволяло вести автоматизированный бой в ночных условиях. Надо еще раз признать, что российские войска одержали победу в войне с Грузией не за счет военного и численного превосходства, а за счет превосходства морального.

— Вы говорили о новом типе войн, новом типе театра военных действий. Понятно, что в этом случае происходит молниеносное изменение ситуации, требующее оперативного принятия решений. И в то же время на вооружении ОСК имеется тактическое ядерное оружие. Но если возникнет необходимость его применения, да пока там, на самом верху, будут думать, давать ли «добро», ситуация может в корне измениться.

— Это очень важный момент, касающийся управления войсками. Я абсолютно убежден в необходимости, чтобы командующие ОСК получили право в условиях венного времени принимать самостоятельное решение о применении тактического ядерного оружия по войскам противника и по его группировкам, осуществляющим сценарий агрессии, при всем при том, что вертикаль управления стратегическими ядерными силами остается за Генеральным штабом.

В первую очередь это касается Западного и Восточного направлений. Только таким способом мы сможет компенсировать диспропорции между военным потенциалом России и НАТО с одной стороны, и России и Китая – с другой.

— Некоторые украинские политики сожалеют о том, что Украина добровольно-принудительно сдала свой ядерный арсенал. На ваш взгляд, обладание ядерным оружием является гарантом полной безопасности от внешней агрессии?

— Наличие ядерного оружия является залогом безопасности любого государства, обладающего им. Взять ту же Северную Корею, с ее одиозным режимом, который очень многим не нравится и многие хотели бы реализовать военный сценарий смены власти в Пхеньяне. Но сразу возникает проблема получить ответ мощностью 150 килотонн в тротиловом эквиваленте. И это существенно меняет планы и США, и Японии, и Южной Кореи. Поэтому Запад категорически против обладания ядерным оружием другими странами. В первую очередь это касается Ирана.

Американцы костьми лягут, но Тегерану реализовать ядерную программу не дадут. Как только Иран достигнет некой критической черты, будет военный удар со стороны США и их союзников, чтобы Тегеран утратил возможность производства ядерного оружия.
 

— И, тем не менее, расползание ядерного оружия за последние 40 лет не видит только слепой. Вот уже и террористические группировки ищут, где бы что-то прикупить из ядерных запасов. Насколько контролируема ситуация в этом вопросе в самой России?

— Контроль над ядерным арсеналом у обладателей соответствующего оружия достаточно жесткий. И то, что в ряде фильмов Голливуд показывает, как ядерные боеголовки попадают в руки террористов — плод воображения.

В России налажен жесткий учет ядерных боезарядов, этим занимается 12-ое Главное управление МО РФ, осуществляется также очень эффективное контрразведывательное обеспечение по линии ФСБ, чтобы тем самым исключить любые возможные форс-мажорные обстоятельства.

Однако хорошо, что с Украины в свое время ядерное оружие было вывезено, и она добровольно оказалась от ядерного статуса. Потому что в последующем имели место такие события, как нелегальный экспорт из Украины стратегических крылатых ракет Х-55 (используются на стратегических бомбардировщиках Ту-160 и Ту-95МС). Был скандал, и, как потом выяснилось, ключевые фигуры этого скандала погибли в загадочных автокатастрофах. В результате это стратегическое оружие попало в руки военных Китая и Ирана. Данный факт имел место, и он задокументирован. Хорошо, что эти крылатые ракеты были без ядерных боеголовок.
.— Но прежде чем поговорить на украинские темы, я позволю задать еще один вопрос, касающийся событий в Ливии. А может больше — и в России. Разные подходы в оценке событий, прозвучавшие от президента Дмитрия Медведева, а затем и от премьера Владимира Путина вызвали огромный резонанс как в России, так и в Украине. С одной стороны, президент принимает решение поддержать резолюцию Совбеза ООН, с другой — премьер эту резолюция оценил однозначно негативно.

— Прежде всего, замечу, что Каддафи России не союзник. Он пытался играть со всеми. Президент Медведев принял такое решение еще и исходя из позиции Китая. Иначе мы бы остались в одиночестве, а надо понимать, что Ливию бомбили бы, так или иначе, независимо от позиции Совета Безопасности ООН. Путина тоже можно понять. Ведь он подписывал контракт с Каддафи на 4 миллиарда долларов на поставки российского вооружения. Теперь заказы пропали, что явно не в наших интересах. А потом, сам Путин относительно недавно был в ситуации Каддафи, когда он наводил порядок на Северном Кавказе (вторая чеченская война), применяя военную силу гораздо масштабнее, чем это делает ливийский лидер у себя в стране. Запад в то время не рискнул связываться с нами.
Во-первых, мы — ядерная держава, во-вторых, все же у Запада есть прямая заинтересованность развивать с нами отношения, и в-третьих – Вооруженные Силы РФ имеют совсем другой потенциал, чем армия Ливии. А Каддафи оказался беззащитным.

А что касается заявления Путина, то он сразу же отметил, что это его личная позиция, а решения по международным вопросам являются прерогативой президента России.
 

Часть II

 

«В случае вступления Украины в НАТО произойдут необратимые изменения на постсоветском пространстве»

 

 

— В настоящее время в Украине муссируется такой факт. В проекте новой военной доктрины, которую Президент Виктор Янукович еще не подписал, но которая уже опубликована в Интернете, наряду со всем прочим записано, что одной из национальных угроз для Украины является «вмешательство во внутренние дела страны при помощи информационного влияния, экономического давления, финансовой и моральной поддержки отдельных политических сил, неправительственных организаций, чья деятельность направлена на дискредитацию власти». Так или не так, но многие эксперты подразумевают здесь Россию, которая и информационно достаточно мощно присутствует в Украине, и проблемы с газом «организовывает», и т.д. Получается, что в той или иной интерпретации, но Украина называет своего вероятного внешнего противника. И это — Россия…


— Россия видит Украину, прежде всего, нейтральным и внеблоковым государством. Это выгодно, прежде всего, самой Украине, поскольку не надо в условиях сложного экономического положения страны создавать масштабные войсковые группировки и тратить миллиарды на вооружения. Тем более что Украине и сейчас, и в ближайшем обозримом будущем никто не угрожает.

Поэтому любые попытки разыграть антироссийскую карту, когда идет разговор о военной доктрине Украины, контпродуктивны. Мы знаем, что в Украине имеется значительная прослойка политиков, которые хотели бы увести страну на Запад, в НАТО. Но это не отвечает ни интересам Украины, ни интересам России. Мы готовы гарантировать Украине все необходимые элементы безопасности, и мы приветствовали бы ее вступление в ОДКБ.

Такая возможность сохраняется, при всем том, что ваша страна — внеблоковое государство. Во всяком случае, там, где есть возможность развивать военное сотрудничество, это следовало бы делать и, прежде всего, я имею в виду вступление Украины в единую систему ПВО СНГ. Это в значительной степени усилило бы возможности Украины в отражении всего спектра воздушно- космических угроз, опираясь на российский потенциал ПВО-ПРО. Тем более что в Российской Федерации создается система воздушно- космической обороны. Вот под этот «зонтик» Россия и готова взять Украину, в том числе путем интеграции украинских средств ПВО с нашими.

— Что-то не горит желанием Украина идти на такую интеграцию…

— Но это же отвечает интересам, прежде всего, Украины, а уже потом РФ. Надо ведь иметь в виду, что к Украине имеют место территориальные претензии со стороны Румынии, а возможно еще и то, что в связи с изменением демографической ситуации в Крыму лет так через 20- 25, возникнут территориальные или какие-либо иные претензии со стороны Турции.

Подобная ситуация была в Косово, когда там произошли демографические изменения, ставшие одной из причин дестабилизации в регионе. А это привело к использованию сил Югославской народной армии для обеспечения конституционного порядка. Это, в свою очередь, позволило НАТО провести масштабную операцию по нанесению ударов по Югославии. Теоретически нельзя исключать, что такой же вариант когда-то может иметь место и в Крыму, который станет новым Косово.
Я считаю, что в этих условиях Черноморский флот, его присутствие в Севастополе — фактор стабильности в Причерноморье и обеспечения безопасности украинских границ.

— Но что будет, когда закончится срок действия Харьковских соглашений?


— Принципиальная позиция России по ЧФ заключается в том, что он должен оставаться в Севастополе. Очевидно, что после проведения череды выборов в РФ и в Украине наши страны будут выходить на переговоры, целью которых является обеспечение базирования ЧФ на условиях аренды сроком на 99 лет. Это та цифра, когда можно говорить, что Черноморский флот России в Севастополе останется навсегда!
Сейчас с удовлетворением можно отметить, что контакты между нашими президентами и нашими военными идут по нарастающей. Это открывает новые возможности для интеграции наших военных и технологических потенциалов. РФ, например, очень заинтересована в развитии сотрудничества с запорожским изготовителем авиационных двигателей заводом «Мотор Сич». Эти двигатели устанавливаются на вертолеты, которые Россия поставляет на экспорт. Российская Объединенная авиастроительная корпорация заинтересована в сотрудничестве с КБ им. Антонова.
Это отличная площадка мирового уровня, где проектируются и производятся транспортные самолеты различной грузоподъемности. Кстати, в ходе недавнего визита на Украину министра обороны РФ Анатолия Сердюкова достигнуто соглашение о закупке для ВВС России 60 средних военно-транспортных самолетов Ан-70.

— И, тем не менее, Украина сторонится тесной интеграции с Россией и другими членами СНГ. В Таможенный союз она не хочет, а об участии в ОДКБ даже и речи не ведет. А нужна ли Украина в этом ОДКБ?


— Во-первых, никаких ограничений для вступления Украины в ОДКБ нет, а во-вторых, выгода для Украины очевидна. Например, Белоруссия и Казахстан покупают российскую военную технику по ценам значительно ниже, чем другие страны.

Впрочем, в ОДКБ есть свои проблемы, которые может быть и сдерживают Украину.

ОДКБ по ряду причин не функционирует в полной мере в том числе и потому, что позиции членов этой структуры не всегда совпадают. Проблема ОДКБ еще и в том, что НАТО не желает прямых контактов на уровне двух организаций. Им проще взаимодействовать непосредственно со странами, входящими в ОДКБ, тем самым размывая военный союз постсоветских государств, легче заключать сепаратные соглашения и договоренности, что, к сожалению и происходит.

— Если в ОДКБ не хочется, то в НАТО — вожделенная мечта недавнего президента Ющенко. Да и в настоящее время, несмотря на узаконенный внеблоковый статус Украины, и руководство НАТО, и многие украинские политики самого высокого уровня с этой мечтой не расстаются.

— Мы считаем, что Североатлантический альянс ведет в отношениях с Украиной двойную игру. Единственный интерес НАТО, когда там говорят о «партнерстве во имя мира» — получить стартовые позиции для американской ПРО на территории Украины для того, чтобы ослабить потенциал стратегических ядерных сил России.

Поэтому и политики, и народ Украины должны понимать, что всякое стремление НАТО к интеграции с Украиной на самом деле преследует вполне конкретную цель – приблизить стартовые позиции американской глобальной системы ПРО к району базирования российских баллистических ракет. Только через призму этой цели США и НАТО рассматривают Украину как «партнера».
В случае вступления Украины в Североатлантический альянс произойдут необратимые изменения на постсоветском пространстве. Они уже частично произошли, когда страны Балтии вступили в НАТО. Я категорический противник вступления Украины в альянс. Впрочем, и народ Украины, как показывают данные социологических исследований, в большинстве своем противники вступления в эту военно-политическую организацию.
Перспективу сотрудничества с Украиной НАТО видит лишь в том, что бы на фоне глобальной политической игры сделать вашу страну разменной монетой, для того чтобы реализовать свои стратегические концепции. У народа Украины есть возможности препятствовать этому процессу на различных уровнях, включая политические партии и общественные движения.
НАТО сейчас делает главную ставку на информацию, для чего и в Москве, и в Киеве открыты Информационные центры, но их деятельность нельзя назвать успешной, поскольку у населения устойчивое негативное отношение к этой организации, тем более, то, что делает в эти дни НАТО в Ливии, показывает истинное лицо Североатлантического блока.
 

 

— А что касается курса Украины в ЕС?


— В ЕС Украину не примут, потому что нахлебники там не нужны. А Украина выступает именно как нахлебник. Другое дело — НАТО, где украинские солдаты нужны как пушечное мясо для войн в Иране и Афганистане. НАТО — это агрессивный военный блок, который постоянно ведет боевые действия. Украинский народ это понимает. Если же нынешнее украинское руководство, в том числе и Партия регионов, займут, в конце концов, пронатовский курс, то они наступят на те же грабли, что и прежние руководители.

— Россия заказала натовской Франции десантный корабль «Мистраль», а под боком у России на Николаевской судоверфи в братской Украине стоит почти готовый крейсер «Украина». Купили бы его, да в тот же Тихоокеанский флот — для поднятия духа и боевой мощи. Не желаете?

— С крейсером «Украина» следовало бы поступить так же, как Россия, которая в свое время продала Индии авианесущий крейсер «Адмирал Горшков». Мы его продали индийской стороне всего за один доллар, но зато потом заключили многомиллиардный контракт на модернизацию и доработку «Адмирала Горшкова», тем самым обеспечив российские предприятия крупными заказами. Точно также и Киеву следовало бы продать РФ крейсер «Украина» по цене металлолома, а затем приступить к его доводке по контракту с Россией с участием украинских предприятий, что обеспечит их производственную загрузку. В ином случае этот корабль так и останется ржаветь на николаевской судоверфи, пока его не разделают на тот же металлолом.

— Украине не впервой торговаться с Россией. То по газу, то по крейсеру. А сейчас вот поднимается вопрос о поднятии цены за использование российскими летчиками тренировочного комплекса НИТКА, что находится в Саках.


— Украина, постоянно требуя от России повышения платы за аренду этого комплекса, на самом деле проявляет непоследовательность и какой-то степени жадность, стремление сиюминутно получить что-то большее, хотя есть и контракты, есть и реальная цена за аренду комплекса НИТКА. В конце концов, такая политика обернется многомиллионными потерями, когда Россия, наконец, примет решение о продолжении строительства подобного учебно-тренировочного комплекса у себя, тем более такой вариант рассматривается. Министр обороны Украины Михаил Ежель в одном из интервью заявил, что если не российские, так индийские или китайские летчики прилетят в Крым. Уверен, что Китай там уж точно не будет. У него своя амбициозная программа в отношении авианосцев, что, конечно же, заставит китайцев создавать свой тренировочный комплекс. Да и Индия тоже найдет более оптимальный вариант, нежели украинская НИТКА.

Вообще всякое подобное давление на Россию с точки зрения выколачивания из нее денег, контрпродуктивно. Это в конечном итоге приведет к тому, что будут разорваны все связи, которые сегодня дают Украине возможность загружать и свои предприятия ВПК, и такие вот комплексы. А подтверждение тому — ситуация с украинскими РЛС дальнего обнаружения. Тоже за их использование пытались драть деньги с России, увеличивая непрерывно арендную плату, в конце концов, российские военные сказали, что им эти РЛС не нужны. Украина пыталась их использовать в интересах НАТО, но и там отказались от подобных предложений. А теперь рассматривается вопрос о демонтаже этих сооружений, которые совсем недавно приносили Украине доход в казну.
 

 

— С точки зрения военного эксперта как выглядит сегодняшняя украинская армия в ваших глазах?


— К сожалению, сложилось так, что и Казахстан, и Белоруссия гораздо более эффективно использовали советское наследство для создания компактных, адекватных и боеспособных национальных Вооруженных Сил. Например, армию Белоруссии даже натовцы оценивают исключительно высоко, хотя у Киева и Минска стартовые возможности были одинаковые.
То ужасное состояние, в котором сейчас находятся украинские Вооруженные Силы, заставляет прийти к выводу, что предыдущие президенты Украины допустили ряд концептуальных просчетов в области военного реформирования. Нельзя доводить национальную армию до такого состояния! Сегодня рейтинг украинской армии конечно выше чем, таджикской, но все-таки она находится где-то на самых низких ступенях этого рейтинга. Мы в России сожалеем, что так складываются дела у украинских военных. Сожалеем потому, что мы все-таки военные партнеры и хотели бы видеть своего партнера сильным. Хочется, чтобы украинская армия как можно быстрее вышла из перманентного кризиса, в котором она находится все последние годы.
 

 

— Да ведь и возможности пока еще есть, учитывая наличие некогда мощных предприятий ВПК...


— В Украине есть огромные возможности реализовать свои программы перевооружения и прежде всего в бронетанковой промышленности. Нельзя также допустить полной деградации «Южмаша», надо выходить на какие-то конверсионные проекты, чтобы сохранить собственный ракетостроительный потенциал.

Что касается авиации, то Украина должна, на мой взгляд, пойти на сотрудничество с Россией в вопросах модернизации имеющегося авиационного парка истребителей Су-27 и МиГ-29, для того, что придать этим самолетам новое качество и расширить их функциональные возможности.
Кстати, в рамках перевооружения для российской армии будет построено 1000 вертолетов. А двигатели на них будут закупаться у запорожского завода «Мотор Сич». Вот вам реальный вклад России в экономику Украины.

— Если в Военной доктрине Украине кое-кто пытается усмотреть в России вероятного противника, то кто для России сегодня является главной внешней угрозой ее национальным интересам?

— Главная угроза для России извне, и это прописано в Военной доктрине РФ, — прежде всего НАТО. Поскольку, несмотря на изменения ситуации в мире, примат грубой военной сил имеет место со стороны этого военного блока, и это происходит на глазах у всего мирового сообщества. НАТО настойчиво и последовательно расширяет зону своей ответственности. И сегодня впервые альянс проводит военную операцию в Северной Африке.

— Готовимся к войне с НАТО? Такое возможно? Третья мировая война? Не круто ли?

— По крайней мере, возможность масштабных военных действий с участием нескольких стран я считаю вполне вероятным, тем более что мы видим — идут неконтролируемые процессы. Впереди войны за воду, за ресурсы, войны, обусловленные глобальными климатическими изменениями. Учеными просчитана модель изменения параметров Гольфстрима, что повлечет за собой глобальное изменение климата на планете, часть территорий будет затоплена из-за повышения уровня Мирового океана, произойдет таяние льдов в Арктике, где сосредоточены огромные запасы углеводородов, а это серьезный предлог для установления контроля над находящимися на шельфе энергетическими запасами.

— Хотелось бы наш разговор накануне Дня Победы завершить на мирной ноте…

— И Россия, и Украина помнят о наших жертвах и нашей общей Победе над фашизмом. Надо использовать в максимальной степени все возможности, чтобы в отношениях между нашими странами происходила интеграция — и военная, и политическая, и экономическая с тем, чтобы мы в итоге вышли на уровень тех отношений, которые сложились у РФ и Белоруссии. Ничего невозможного в этом мире нет, надо только стремиться к этому, потому что совместно мы будем сильнее и увереннее защищать наши национальные интересы. Чтобы и народы России, и народы Украины, и другие братские славянские народы могли процветать и строить свое общество свободным от давления извне и от тех догм, которые нам пытаются навязать. День Победы — наш общий праздник, это залог того, что мы уверенно смотрим в будущее и никогда не теряем надежды, что сможем быть вместе. А вместе мы сильнее!
 

Ваш комментарий

Чтобы оставить комментарий

войдите через свой аккаунт в соцсети:

... или заполните форму:

Ваше имя:*

Ваш адрес электронной почты (на сайте опубликован не будет):

Ссылка на сайт:

Ваш комментарий:*


Игорь КОРОТЧЕНКО

Будет ли новая мировая война? Каковы варианты будущего Ливии? В чём заключается кооперация Украины и России в оборонной отрасли? Когда в российской армии не будет дедовщины и когда увеличат зарплаты…… →

Фото
Видео
Аудио
Статьи