События

22.02.2019, Латвия, Рига

Адольф Шапиро

Фото

22 февраля в рижском клубе «Культурная линия» принимали в гостях председателя жюри премии «Золотая маска-2019», выдающегося российского театрального режиссера Адольфа Шапиро, чье имя неразрывно связано с историей национальной культуры Латвии. Причем не только с самыми светлыми и яркими ее страницами, но и с самыми неприглядными. Потому что после тридцати лет триумфального руководства легендарным Рижским ТЮЗом, Адольф Шапиро абсолютно безосновательно был лишен главного детища в жизни. В 1992 году по приказу тогдашнего министра культуры уже независимой Латвии Раймонда Паулса уникальный театр с двумя актерскими труппами (латышской и русской) был ликвидирован.

Жизнь Адольфа Яковлевича с тех пор поделилась на две режиссерские судьбы – одна навсегда осталась связанной с Латвией и собственным театром, другая – с Россией и жизнью свободного художника. Вторая, российская судьба у режиссера сложилась не менее ярко, чем первая. Он ставит спектакли в сильнейших театрах Москвы и Петербурга и дает мастер-классы в самых разных концах земли – от Никарагуа и Венесуэлы до США и Китая. Он работает с Анной Нетребко в Большом театре и Ренатой Литвиновой в МХТ. Возглавляет государственные экзаменационные комиссии в ГИТИСе. Его мнение в области театрального искусства считается в России одним из самых авторитетных.

А для Риги он по-прежнему остается символом нескольких поколений. И вполне объяснимо, что желающих попасть на встречу с Шапиро оказалось больше, чем мог вместить конференц-зал отеля Tallink, рассчитанный на 250 мест. Долгожданного гостя встречали долгими аплодисментами. Одну часть аудитории в этот вечер составили ученики Шапиро и его бывшие рижские актеры. Вторую – воспитанные на спектаклях Рижского ТЮЗа зрители, среди которых были журналисты, учителя и педагоги, продюсеры, сотрудники телевидения, организаторы международного фестиваля дипломных спектаклей театральных вузов Stanislavsky.lv. Четвертую и очень весомую половину – молодые люди, которые родились уже после ликвидации театра и отъезда режиссера в Москву - актеры Рижского русского театра им. М. Чехова и независимого театра «ОСА», воспитанники театральных студий, студенты московских театральных вузов. Русские, латыши, украинцы, евреи: в Латвии представители самых разных национальностей всегда воспринимали Шапиро как своего.

Разумеется, первые вопросы коснулись истории закрытия преуспевающего театра в совершенно новой тогда стране, вставшей на путь независимости. Адольфа Яковлевича, в частности, спросили, почему в это дело не вмешалась Международная Ассоциация театров для детей и молодежи (АССИТЕЖ), всемирным президентом которой Шапиро был избран ещё в советское время, за два года до трагического закрытия театра. В ответ гость только развел руками: «Независимая профессиональная творческая международная организация не имела никакого права вмешиваться во внутреннюю политику независимого государства.”

К слову, спустя двадцать лет Латвия все-таки покаялась перед Шапиро и наградила его высшей государственной наградой – Орденом Трех Звезд, за выдающийся 30-летний вклад в отечественную культуру. Парадоксально, но факт: гораздо раньше аналогичную высшую государственную награду режиссеру вручила соседняя Эстония, где он поставил 8 спектаклей.

«К сожалению, в Латвии до сих пор даже не издана моя книга «Как закрывался занавес», тогда как эстонцы уже давно перевели её и выпустили на эстонском языке. После разрыва с Ригой Эстония восполнила мою необходимость и потребность в прибалтийской атмосфере. Все-таки я тогда считал и сейчас продолжаю считать себя рижским режиссером, работающим в Москве».

На вопрос о том, планирует ли режиссер приехать в Ригу на постановку спектакля в каком-нибудь из местных театров, Адольф Яковлевич категорично сказал, что никогда на это не решится. Слишком огромен эмоциональный груз, который он здесь ощущает, а для работы над спектаклем режиссеру необходимо чувство легкости и свободы.

«С какими актерами бы я здесь работал? Если с русскими, то это было бы неуважительно по отношению к моим латышским актерам. Если с латышами, то наоборот - неуважительно по отношению к русским актерам. Когда в 1992-м шли первые разговоры о ликвидации театра, мне четко давали понять, что если я выберу какую-то одну труппу – русскую или латышскую, то смогу прекрасно продолжить работать в Риге. Но это было равносильно предложению капитану корабля сбросить одну часть команды за борт, а со второй продолжить плавание. А потом сложилась так, что мизансцену выстроила сама жизнь, а не ты сам... В итоге осталось огромное количество моих актеров, для которых эта история закончилась трагически... “

На большинство ответов режиссера публика реагировала аплодисментами. Гостя засыпали и вопросами, и признаниями в любви. А темы затрагивали самые разные - от узкопрофессиональных до общечеловеческих. Но, конечно, прежде всего собравшихся рижан интересовал экспертный взгляд любимого режиссера на происходящее в современном театре.

«Я думаю, что театр в России – это первое, чем, помимо нефти, можно и нужно торговать. Он конвертируется, как валюта. Это наша колоссальная ценность. И когда я преподаю в Америке или во Франции, я вижу, как велик везде интерес и уважение к русскому театру. Рекомендовать вам что-то конкретное к просмотру я бы не стал. Смотрите все. Но прежде всего - спектакли молодых режиссеров».

Надо отметить, что будучи председателем жюри «Золотой маски», Адольф Яковлевич прилетел в Ригу в краткий перерыв между просмотрами спектаклей, претендующими на эту премию. А таковых в этом году надо отсмотреть более семидесяти. Для Латвии, где каждый год проходят гастроли «Золотой маски», эта тема стала еще одним соединительным мостиком между любимым режиссером и его зрителями.

«Фестиваль «Золотая маска» - это уникальное национальное явление в России. Это то, чем Россия может гордиться и даже хвастаться. Это грандиозное событие. Такого явления нигде в мире нет. Тем более, что этот фестиваль с каждым годом расширяется. В этом году фестиваль начался в январе и закончится 16 апреля в Большом театре. Он охватывает невероятное количество театров, режиссеров, актеров. И ещё у нас есть Чеховский фестиваль. Подобного тоже нет в мире. Есть все-таки что-то миссионерское в предназначении русского театра».

Очень многие ответы режиссера рижане торопливо записывали в свои блокнотики как цитаты – «все великие пьесы авторы пишут о себе, все самые плохие пьесы – о других», «бездарные люди всегда более уверенны в себе, чем талантливые», «самые красивые идеи в мире, как правило, оборачиваются самыми большими трагедиями».

Hа вопрос о любимой пьесе и спектакле режиссер ответил, что чеховский «Вишневый сад» ставил четыре раза: «На мой взгляд, эта пьеса входит в число сильнейших пьес мира. Я ставил ее на русском, испанском, английском, эстонском...” А самыми любимыми исполнительницами роли Раневской Шапиро назвал эстонскую актрису Линду Руммо и россиянку Ренату Литвинову.

Рассказывая о том, как судьба привела режиссера в Шанхайский университет, который избрал его почетным доктором, Адольф Яковлевич лишний раз подчеркнул, что театр не имеет границ, а актеры - это люди вне национальностей.

Завершая встречу, режиссер сказал: «Театральный мир очень маленький. И актеры – это люди вне национальностей. И если перефразировать Толстого, то все плохие актеры похожи друг на друга, а все хорошие актеры сами по себе. Один знаменитый советский искусствовед, защитивший диссертацию на тему «Национальное в искусстве» и написавший много книг на эту тему, как-то спросил меня, есть ли какое-то отличие между актерами разных нацональностей. Я ответил – если снять Смоктуновского и спросить, кто он – русский, чех, поляк, британец? Это невозможно понять.”

В самом конце Адольф Яковлевич отметил, что его часто спрашивают, какая на его примере режиссерская судьба предпочтительнее – руководителя театра или свободного художника?

«Это несравнимые истории. Но если меня припрут к стенке и скажут быстро сделать выбор либо в одну, либо в другую сторону, я конечно, скажу, что выбираю только свой театр. И, конечно, лучшее, что я сделал в своей жизни – это Рижский театр».

По окончании встречи Адольф Яковлевич еще долго фотографировался на память как своими любимыми артистами и зрителями, так и с еще совсем юными девочками из театральных студий, которые с восторженными глазами просили режиссера сделать с ними селфи и благодарили его за удивительно интересную встречу.

 

Ваш комментарий

Чтобы оставить комментарий

войдите через свой аккаунт в соцсети:

... или заполните форму:

Ваше имя:*

Ваш адрес электронной почты (на сайте опубликован не будет):

Ссылка на сайт:

Ваш комментарий:*