События

Немецкий политолог: "Нас в Европе ждут не лучшие времена"

Елена Юркявичене, "Экспресс-неделя" Источник (ссылка откроется в новом окне)

О том, как мигранты изменили Европу, что думают о политике Ангелы Меркель немцы и кому выгодно посылать потоки мигрантов в Европу, "ЭН" рассказал политолог, главный редактор немецкого интернет - журнала World Economy Александр СОСНОВСКИЙ, побывавший в Вильнюсе по приглашению медиаклуба "Формат-А3".

- Вы почти 30 лет живете в Германии, как за эти годы изменилась жизнь немцев?

- Германия - самая экономически сильная страна ЕС. По экономическим показателям это такой маленький рай: здесь можно и работу найти, и питаться нормально, и на улице остается только тот, кто сам этого хочет. Но с наплывом мигрантов страна очень изменилась. Не хочу выступать в роли расиста, ведь я тоже приехал в Германию в качестве эмигранта, но мне претит, когда кто-то мне пеняет: мол, вы уже устроены, а им тяжело жить. Дело в том, что мой приезд совпал с волной эмиграции, сильно отличающейся от нынешней. Ведь в конце 80-х - 90-х годов 99,9% эмигрантов, прибывших в Германию из СССР, были высококвалифицированными специалистами: практически все с высшим образованием, с научными званиями, хорошим социальным опытом. Это были люди, которые могли обогатить страну пребывания, что собственно и произошло. А те 2 млн мигрантов (по официальной статистике), которых Меркель пригласила в страну, - совершенно другая категория людей. Я не хочу сказать, что они хуже нас, но у них совершенно другой уровень образования, другие религиозные убеждения и другое понимание того, в какое общество они приехали. Они изменили страну: появились районы, в которые страшно приходить - там реально существует опасность для жизни, в частности, особая опасность для женщин, появились районы, где массово торгуют наркотиками. В общем, госпожа Меркель, как мне кажется, изменила жизнь Германии не в лучшую сторону.

- Я помню, как изначально некоторые немцы говорили, что несчастным беженцам надо помочь - им носили обеды, приглашали в дом. Изменился ли сегодня взгляд рядового немца на эмигрантов?

- Действительно, когда первые эмигранты прибыли в Германию, особенно отличились жители Нюрнберга, в котором образовалось особое сообщество, называвшее критиков эмигрантской политики негодяями и расистами. Они были готовы помогать беженцам и массово стали давать финансовые гарантии тем, кого должны были высылать. Закончилось это для этих немцев плачевно, потому что после того, как этих беженцев устроили в стране, государство предъявило финансовые претензии тем, кто дал эти гарантии. Поэтому сегодня те несколько сот человек, которые пытались пристроить этих мигрантов, оплачивают их содержание в стране из собственного кармана. Это реальные случаи - об этом неоднократно писали СМИ. Просто есть люди, которые путают гуманизм с чувством вины, не позволяющим им сказать, что так делать нельзя, что надо как-то по-другому.

У многих в Германии это чувство вины, развившееся на почве истории (они помнят о Третьем рейхе, о холокосте), стало комплексом: они говорят, что мы виновны и должны помочь. Но большая часть немцев, и я могу это сказать с уверенностью, выступает против бездумной политики миграции. Другое дело политики, приветствующие наплыв мигрантов: это другая часть Германии, которая говорит не то, что думает, а то, что выгодно для их политического будущего.

Нет, мигранты раскололи общество - это однозначно. И я совсем не уверен, что такое благостное состояние, когда все будут заступаться за мигрантов, сохранится надолго. Я уверен, что это та проблема, которая расколет не только Германию, но и Европу вообще. В декабре прошлого года в ЕС был принят глобальный миграционный пакт: пока он толком еще не начал действовать, но как только войдет в силу, вы увидите, чем это все закончится для Европы. Начнутся междоусобные религиозные войны.

- А кому выгодна такая миграционная политика, кто ее проталкивает?

- Во-первых, беженцы - это гигантский бизнес, который легко представить себе, если понять, во что обходится каждый мигрант, кто ему оплачивает проживание, через какие каналы идет финансирование. Есть масса фирм, предприятий и инвесторов, которые на этом зарабатывают сумасшедшие деньги. Во-вторых, в Германии идет перераспределение финансовых потоков, связанных с приемом беженцев. Эти потоки идут из касс Евросоюза, в которые платят сами же европейские страны. Это тоже очень большой бизнес. Но если говорить в целом, кому это выгодно, то я назову ту старую англо-саксонскую идею, которая, я знаю, уже навязла у всех в зубах, но тем не менее существует. Ведь кто сегодня защищен от наплыва мигрантов? Защищены две страны, которые яро выступают за миграционный пакт: это Великобритания и США, а также примкнувшие к ним Канада и Австралия, сами не готовые никого принимать, то есть те самые англосаксы. Все остальные очень сильно зависят от миграции. Что выигрывают от этого американцы - понятно. США противостоят Евросоюзу с его пятисотмиллионным населением, с его такими мощными странами, как Германия и Франция, и стремятся ослабить Европу, направляя в нее гигантское количество дешевой рабочей силы: людей, которые растворяют сегодняшнюю христианскую сущность Европы. Это заставляет европейские страны резко снижать уровень жизни своих граждан, чтобы содержать мигрантов, что в долгосрочной перспективе приведет к тому, что англосаксы уничтожат своих европейских конкурентов.

А если вспомнить недавний пожар в соборе Парижской Богоматери, то и в истории Германии было событие, когда горело одно очень знаменитое здание: я имею в виду поджог Рейхстага. Мы, к сожалению, знаем, чем это все закончилось. Я не хочу голословно проводить пустые параллели, но что-то внутри мне подсказывает, что всей правды мы пока еще не знаем.

- Насколько сильна позиция европейских политических сил, призывающих к более прагматичной политике, в том числе миграционной?

- Вся политическая элита ЕС, в том числе и Германии, разделена на две полярные части. Одна из них - объединившиеся неолибералы и зеленые, которые имеют большинство и, скорее всего, на выборах в Европарламент опять получат большинство. Это партия так называемых гуманистов, которые будут выступать за бесконтрольный прием мигрантов. С другой стороны, это евроскептики, к которым в Германии относятся партия "Альтернатива для Германии", это Италия и ее премьер-министр Сальвини, это Венгрия с Виктором Орбаном, Австрия, которая, хотя и не относится к числу евроскептиков, но в вопросе мигрантов занимает очень жесткую позицию. Поэтому центробежные силы будут раскидывать по краям с одной строны неолибералов и зеленых, с другой стороны - евроскептиков. В середине же останется аморфное болото (я себя к нему тоже отношу), которое будет мучиться и перескакивать с одной кочки на другую, выбирая, что для него лучше. К сожалению, нас в Европе ждут не лучшие времена.

- Насколько быстро, по вашему мнению, беженцы сумеют интегрироваться в немецкое общество?

- В ближайшие 30-40 лет они не интегрируются и не будут работать. Когда Меркель принимала это решение, речь шла в основном о приеме определенной части сирийцев, которые действительно были образованы и приезжали с намерением европеизироваться. У них было знание языков, какое-то образование. Но вместе с сирийцами в страну хлынул поток совершенно других людей: из Нигерии, Судана, Эфиопии, Афганистана, людей с другой религией, другим пониманием, не намеренных работать. Они говорят: мол, Европа в течение столетий нас колонизировала, теперь европейцы должны немножко подвинуться и рассчитаться с нами за то, что они когда-то с нами сделали. Они, мол, и сейчас там воюют: разрушили половину Африки и Азии, поэтому пусть раскошеливаются. Немецкая практика показывает, что те, кого сюда привезли, учить язык, интегрироваться не будут - дай Бог, чтобы они потом не организовались в какие-нибудь боевые отряды и не начали силой выбивать для себя какие-то привилегии. То есть должно вырасти 2-3 поколения, и если правнуки этих людей будут расти в семье, в которой более-менее говорят на немецком языке, то есть шанс, что они пойдут учиться в школу, и Германия получит ту интегрированную рабочую силу, о которой она мечтает, приблизительно к 2050 г. Если, конечно, к этому времени Германия еще будет существовать.

- Но ведь, по статистике, большинство терактов в ЕС совершили люди, которые живут там уже во втором или третьем поколении…

- Да, и в Германии в терактах участвовали дети тех мигрантов, в частности турков, которые как гастарбайтеры в течение десятилетий живут в стране, многие из них родились в Германии. Так что такая тенденция существует. Но, видимо, когда Меркель принимала это решение, она меньше всего об этом думала. А сейчас в Германии находится около 2 млн мигрантов. И даже если будет принято решение выслать их из страны, осуществить это технически невозможно. Буквально вчера я прочитал, что в прошлом году было принято официальное решение выслать из страны 250 тыс. человек. Из них удалось выслать ровно десятую часть - около 25 тыс. Куда делись остальные, где они сейчас находятся, власти не знают. То есть идут абсолютно неконтролируемые процессы, ведь люди приезжают без документов, их невозможно идентифицировать. Многие выдают себя за других. Юноши 20-23-х лет выдают себя за несовершеннолетних, чтобы после совершения преступления, в чем они часто бывают замешаны, не быть осужденными по взрослым статьям. По статистике, и сейчас в страну ежемесячно приезжает 50-60 тыс. мигрантов, т.е. порядка 0,5 млн человек в год.

- Но вернемся к экономике, тесно связанной с политикой: как вы считаете, газопровод"Северный поток - 2" будет построен в срок?

- Он будет построен вовремя - тут сомнений нет, но будет ли Германия в планируемых объемах закупать газ - это вопрос.

- То есть Европа может обойтись без российского газа?

- Пока нет, но большинство стран понимают, что даже если сейчас Европу оставят без "Северного потока - 2", в ближайшее время будет завершен "Турецкий поток", и газ пойдет с той стороны. Россия в любом случае ничего не потеряет.

- Изменилось ли в Германии отношение к своему старшему партнеру после публикации Д.Ассанжа на сайте WikiLeaks о прослушке первых должностных лиц, в том числе канцлера Меркель, которую ведут США, а также после ограничений в отношении ваших крупных концернов?

- Сообщения Д.Ассанжа никто не воспринял всерьез, но вот введение различных таможенных пошлин и требования Д.Трампа в отношении автомобильной промышленности и поставок стали и алюминия немцев задело очень сильно. Но если говорить не о политике, а об отношении немецкого народа в целом к другим странам, то на первом месте среди тех, к кому они относятся хуже всего, однозначно находятся США, а потом уже Китай, Россия и все остальные. В Германии американцев не любят, понимая, что они до сих пор относятся к ней как к проигравшей стране и стараются держать ее на коротком поводке. Это отношение не устраивает и некоторых политиков. А.Меркель в последнее время, несмотря на ее приверженность Североатлантическому альянсу, все же делает попытки заявить о какой-то собственной линии. А министр иностранных дел социал-демократ Хайко Маас и вовсе позволяет себе высказывания, очень четко показывающие, как Германия отграничивает себя от США. Это касается, например, выплаты в бюджет НАТО. Маас, будучи в Вашингтоне, издевательски заявил, что да, мы будем увеличивать свои взносы в бюджет НАТО до 2% своего ВВП, но пошагово. А это значит - приблизительно до 2040 г. Будет ли существовать НАТО до 2040 г. - никто не знает.

- Россия вывела свои войска, находившиеся в Германии после окончания Второй мировой войны, а войска США остались. Немцев такое положение устраивает?

- Не устраивает, но это невозможно изменить. На территории Германии находится приблизительно 40 тыс. американских солдат, порядка 120 атомных боеголовок, которые обслуживают немцы, а распоряжаются ими американцы, строятся новые контрольные пункты управления войсками НАТО. Поэтому все прекрасно понимают, что просто так войска США из Германии не уйдут. Если говорить об экономике, то понятно, что Германия завязана на экономику США намного больше, чем кто-либо другой. И для окончательного понимания проблемы хочу напомнить, что большая часть золотого запаса Германии все еще находится в Нью-Йорке, а не во Франкфурте. И хотя последние 7- 8 лет немцы пытаются вернуть себе свой золотой запас, никто им не дает этого сделать. Поэтому из 3,5 тыс. т золотого запаса Германии на территории их собственной страны находится немногим более половины этого количества. Большая часть остается в Нью-Йорке, частично - в Лондоне и частично - в Париже. Если исходить из этого, то Германия по-прежнему является страной, которой хотя и не руководят извне, но имеют мощные рычаги влияния на ее внешнюю и внутреннюю политику.

- Говорят ли в Германии о проблемах Литвы?

- Когда речь заходит о России, то говорят в общем о странах Балтии, хотя чаще вспоминают Эстонию, потому что эстонские политики постоянно говорят об угрозах со стороны России.

- Судя по провокации немецкого телеканала, сообщившего о вторжении России в Эстонию, немецкая пресса не любит Россию…

- Здесь все же следует разделить ту прессу, которая находится под контролем государства, и независимую. Это была чистейшей воды провокация, причем, низкого пошиба, госканала, находящегося под контролем правительства. Хотя и неофициальная и самая крупная газета "Бильд" - образец чисто "желтой" прессы: в ней с удовольствием публикуют материалы с посылом "русские идут". Ощущения от материалов журнала "Шпигель", что они чаще всего заказные. Но это не означает, что в Германии невозможно прочитать честную информацию, свободную от конъюнктуры. Возможно, ее меньше, она не всегда появляется в СМИ с большими тиражами, но те, кто хочет, находят ее. Есть немало сетевых негосударственных СМИ, в которых чаще, чем в официальной прессе, появляется и критика, и альтернативные мнения. Один из крупнейших негосударственных немецких медиахолдингов телеканал "Эн-Тэ-Фау" часто помещает информацию, в которой содержатся крупицы правды, так что если читать между строк, то всегда можно найти правду.

Что касается немецкого общества, то отношение к русским и России очень позитивное. Большая часть немцев считает, что Германия должна занимать иную позицию в вопросах антироссийских санкций: они считают, что санкции нужно отменять. Так что отношение неоднозначное: в чем-то русских могут опасаться, но санкции считают лишними.

- НАТО продолжает наращивать свой военный потенциал вокруг границ России. Можно ли расценивать это как подготовку к войне?

- Можно, особенно если внимательно посмотреть на развитие ситуации вокруг России, на то, что НАТО собирается создавать новые форпосты в Польше, Чехии и Прибалтике. Все это настолько усложняет ситуацию, что непонятно, как можно будет выйти из нее. Российский МИД заявил, что абсолютно все контакты между НАТО и Россией прекращены. Раньше были красные линии, которые никто не пересекал, работал Совет Россия-НАТО, потом долгое время он был заморожен, но какие-то контакты между военными были. Я часто бывал в Брюсселе и видел, что шел какой-то обмен, позволяющий даже при случайном пуске ракеты немедленно оповестить другую сторону об ошибке. Если я правильно понимаю заявление российского МИД, оно было совершенно однозначно: никаких контактов больше нет. Это предвоенное положение. Я с большой долей уверенности могу сказать, что большая часть немецких военных войны не хотят: это умные, интеллигентные, грамотные люди, которые понимают, с кем они могут столкнуться и что их ждет. Но они военные, тем более немецкие военные, и если в рамках НАТО вдруг что-то произойдет, то они, даже не желая воевать, будут обязаны выполнить приказ.

- И ситуация в Керченском проливе показала, как мы близки к этому?

- Некоторое время тому назад мы в журнале опубликовали подробные материалы по ситуации в Керченском проливе. В тот момент, когда 3 украинских корабля пытались совершить проход через пролив, с территории военной базы под Дюссельдорфом вылетел натовский самолет радиолокационной разведки "Авакс". Мы разместили даже подробный график его маршрута: он взлетел приблизительно за 2 часа до начала украинской операции в Керченском проливе и в момент прохождения кораблей "Авакс" оказался над берегом Черного моря, барражируя между Румынией и Украиной. Как считают специалисты, предоставившие нам возможность использовать эти документы, это была операция probing. Операция, при которой специально вышедшие военные корабли отвлекают на себя средства ПВО и радиолокационной защиты противника, а самолет "Авакс", барражирующий в непосредственной близости от происходящего, засекает все эти средства, делает карты, фиксирует цели и пр. Считайте, что украинские военные совместно с силами НАТО провели в Керченском проливе операцию probing. Это ли не предвоенная операция? Это явная подготовка к будущим военным действиям.

- Вы так смело говорите - не боитесь?

- Я высказываю то мнение, которое считаю нужным: я живу в свободной Европе и никто мне никаких претензий за него предъявить не может. Ведь я не призываю к ненависти, не разжигаю рознь. Я издаю в Германии журнал на немецком языке, с которым сотрудничают очень крупные политики. И они, например, говорят, что НАТО - это бесполезная организация, которая превратилась из оборонительной в агрессивную. Мы публикуем по 3-4 таких статьи в неделю, и это абсолютно нормально.

- Во что может вылиться та радикализация политических сил, которую мы наблюдаем в некоторых странах Евросоюза?

- Радикализация связана, во-первых, с тем, что Евросоюз слишком много на себя берет, пытаясь вмешиваться в те сферы экономики и социальной жизни, в которые они не должны влезать. А во-вторых, это связано в основном с наплывом мигрантов. Если этот вопрос будет решен на каком-то высоком уровне, то все стабилизируется, а если нет, то произойдет расслоение Евросоюза. Вот тогда вспомнят про Литву. Потому что Польша уже давно живет со своей идеей Интермариума (Междуморья) от Балтийского до Черного моря и собирается в этот проект включить страны Балтии, Чехию, Словакию, Австрию. Тогда Евросоюз разделится на так называемый Евросоюз двух скоростей, который линия Интермариума разделит на страны, лежащие западнее этой линии, и расположенные восточнее нее. Такова перспектива у ЕС.

Ваш комментарий

Чтобы оставить комментарий

войдите через свой аккаунт в соцсети:

... или заполните форму:

Ваше имя:*

Ваш адрес электронной почты (на сайте опубликован не будет):

Ссылка на сайт:

Ваш комментарий:*


Александр Сосновский

«Я почти тридцать лет живу в Германии, люблю эту страну, ощущаю ее своей. Думаю, что Германия с объединением Европы выиграла, и я, как ее гражданин, тоже… С другой стороны, в последнее…… →

Фото
Статьи