События

25.06.2019, Латвия, Рига

Александр Лазуткин

Фото

25 июня в рижском клубе «Культурная линия» принимали в гостях Героя России Александра Лазуткина – летчика-космонавта, участвовавшего в 1997 году в одной из самых экстремальных в истории человечества космических экспедиций. Несмотря на очень жаркий солнечный день конференц-зал отеля Avalon, рассчитанный на двести мест, был переполнен. Многим в течение двух часов, что длилась встреча, пришлось стоять в проходах и вдоль стен. Большую часть аудитории составила молодежь – студенты и старшеклассники, как из русских школ, так и из латышских гимназий. Некоторые молодые родители пришли с совсем еще маленькими детьми, которые, в свою очередь, очень активно участвовали в беседе. Не удивительно, что градус позитивных эмоций в этот вечер буквально зашкаливал.

Люди аплодировали буквально каждому ответу космонавта и то и дело взрывались от хохота, потому что почти все свои истории, даже самые серьезные, гость рассказывал с обязательным вкраплением юмора.

86-й космонавт России и 353-й астронавт мира Александр Лазуткин полгода провел на орбите в составе международного экипажа, состоявшего из двух русских, двух американцев и одного немца. И, конечно, первым делом космонавт рассказал о самых сложных нештатных ситуациях, через которые им пришлось пройти на корабле «Союз ТМ-25» и орбитальной станции «Мир». В частности, вспомнил, что ровно 22 года назад именно в этот день, 25 июня, его экипаж пережил столкновение корабля с орбитальной станцией. «Космическое ДТП», как шутя назвал его Лазуткин. В действительности же это была одна из самых страшных и опасных внештатных ситуаций за время этого полета.

А в целом «нештаток» у них было более сорока, включая пожар, отказ системы производства кислорода, системы поглощения углекислого газа и системы терморегулирования. И в завершении всего не сработали двигатели мягкой посадки. Но, как признался космонавт, осознание того «что могло бы быть, если бы…» пришло только после возвращения экипажа на Землю. На орбите все мысли и чувства были связаны лишь с тем, как устранять возникающие друг за дружкой проблемы и выполнять рабочее задание.

- При этом хочу пояснить - космическая техника очень и очень надежная. И космический корабль сам по себе умный, и орбитальная станция тоже. И космонавтов тоже очень надежно тренируют прежде, чем отправить на орбиту. То, что приисходило с нами – это именно нештатные ситуации.

Самой обсуждаемой темой стали взаимоотношения двух космических держав – России и США. Как на уровне государственной политики, так и на уровне работы в экипажах. И первый вопрос, который задали гостю журналисты, коснулся новых санкций Пентагона, запрещающих cотрудничество с российскими компаниями при коммерческих запусках спутников. Космонавт пояснил, что отказ американской стороны от использования услуг России не нанесет существенного урона российской космической отрасли.

- Эти санкции начались еще тогда, когда развалился Союз и возникла идея создания МКС - Международной космической станции. С тех пор мнение американцев по поводу того, работать или не работать им вместе с русскими, все время менялось. Именно они заставили нас снести станцию «Мир». Причем, когда мы предлагали им сберечь их миллионы долларов и начать строить МКС совместно со станцией «Мир», они отказались. Когда поднимали вопрос, кто будет хозяином на МКС, Россия говорила: «Давайте вместе - США и мы». Они говорили: «Нет, хозяин должен быть один. Это мы». Когда обсуждали, на каком языке будут говорить на МКС, мы предлагали два языка - русский и английский. Американцы ответили – нет, будет английский. Так начались первые санкции.

Я тогда как раз прилетел в Хьюстон. И столкнулся с тем, что сами астронавты, как и работники Центра управления полетами (ЦУП), увидев русского человека, тут же пытались с ним говорить на русском...

Cо временем американцы стали обращаться к русским за помощью. Сначала насчет проведения длительных космических экспедиций, поскольку у них не было на этот счет опыта. Затем у них начались природные катаклизмы, ЦУП пришлось эвакуировать из Хьюстона. И без русских на тот момент им было не справиться. Теперь мы имеем два центра управления полетами. За что боролись, на то и напоролись. Да, какие-то новые санкции вводят. Но ведь мы без американцев спокойно работаем. Мы и до этого без них работали. Гагарина запустили без них, станцию запустили без них. Да, на Луну мы не слетали, но аппараты туда запустили. Поэтому все спокойно. А отношения между астронавтами и космонавтами очень хорошие.

В качестве показательного примера Александр Иванович рассказал, что первый экипаж, состоящий из одного американца и двух русских, США запускали именно на российском корабле, на российском модуле. По всем законам командиром этого экипажа должен был стать русский. Но в итоге продавили решение, что будет американец. Когда об этом решении узнал Анатолий Соловьев, к слову, рижанин, который, как планировалось, как раз и должен был быть командиром, он ушел из экипажа. Понял, что просто не сможет быть в подчинении у астронавта, который налетал меньше часов, чем сам Соловьев провел в открытом космосе. А перед самым полетом к русским космонавтам пришел тот командир-американец и сказал: «Я вас прекрасно понимаю, мне самому это решение не нравится, но не я его принимал. Я вам даю обещание, что нигде и никогда не буду поднимать нос и говорить, что я был первым командиром первого экипажа на МКС». И слово свое он сдержал.

Отвечая на вопрос о том, как у него самого складывались во время полета отношения с коллегами-иностранцами, Лазуткин честно признался, что с Джерри Линенджером, одним из американских астронавтов, конфликты были. И нешуточные.

- Когда я отправлялся в полет, думал, что сия чаша меня минует, потому что по натуре я -интернационалист. Потом мы с другим американским членом нашего экипажа Майклом Фоулом обсуждали особенности русского национального характера. И он сказал: «В мире существуют русские и существуют иностранцы. По менталитету, по взглядам на жизнь все нации похожи. А вы, русские, особенные. И вас за это не любят. Вы единственные способны страдать. Вы живете не для себя, а для кого-то. Американец думает в первую очередь о себе. Вы думаете обязательно и о других. Вы будете голодать, но детям оставите кусочек. Вы будете жить в нищете, но будете откладывать ребенку копеечку, чтобы ему в будущем было хорошо. У нас все иначе.” Меня тогда эти мысли Майкла поразили.

А в качестве примера он мне привел примеры героев произведений Толстого, Чехова, Достоевского. И эти выводы сделал человек, который всего полтора года изучал русский язык! А после нашего полета, когда в Госдепартаменте США обсуждали вопросы, строить ли вместе с русскими МКС, наши американские коллеги говорили, что без русских они станцию не построят. Не потому что они слабее. А потому что не могут работать так, как работают русские – наизнос, если требуется.

Александр Иванович уверен, что прорыв в освоении космоса обязательно последует в ближайшие годы.

- Я постоянно думал о том, почему мы так долго летаем вокруг земли и дальше никуда не идем. А потом понял. Когда люди начинали осваивать космический путь, то его могли себе позволить себе только две страны – Советский Союз и Соединенные Штаты. И мы постоянно соревновались, кто из нас первый и кто быстрее. А когда американцы сели на Луну, а наши туда решили не лететь, американцы тоже подумали – а зачем мы будем туда бежать дальше? И новых идей по освоению космоса ни у кого больше не возникло. И сейчас, наверное, не случайно Всевышним дан период, чтобы не только две страны оставались в космосе. Чтобы к России и США подтянулись другие страны. Китай сейчас достиг этого уровня. Индия развивается. Плюс подтягиваются европейские страны. Они умеют делать носители, космические корабли, модули. По научно-техническому уровню развития они очень близко к нам подошли. И это хорошо, потому что нас теперь много. И мы теперь можем собраться вместе и придумать, куда нам лететь дальше. Одно скажу: полеты на Луну и Марс - не проблема!

Александр Иванович рассказал, что сегодня в России полным ходом продолжает строиться новый космодром «Восточный». Там уже происходят запуски.

- Это будет шикарный космодром! Когда я увидел, как там все делается , понял, что нам реально будет, чем гордиться. И главное, «Восточный» будет на порядок технологичнее и лучше любого другого космодрома. Просто потому что он строится сейчас.

Каков смысл присутствия человека в космосе? Видели ли вы инопланетян? Как пользуются в космосе пылесосом? А как там пьют воду? Какие чувства вы испытывали в невесомости? А было ли вам страшно в нештатных ситуациях? А не вредно ли употреблять на орбите алкоголь? Космонавта в буквальном смысле засыпали вопросами самого разного уровня. Очень многие вопросы затрагивали темы переосмысления ценностей до полета и после.

- Мировоззрение не изменилось. Но когда Земля на твоих глазах превращается в крошечную точку – это очень сильно меняет мироощущение. На самом деле мир - очень маленький , а мы все считаем его большим. Я улетал в космос с рассказами тех , кто, возвращаясь оттуда говорил, что наша Земля очень красивая и ее надо беречь. А вернулся с мыслью о том, что не Землю мы должны хранить и беречь - Земля миллиард лет живет и ничего с ней не происходит. Даже если в нее что-то врежется, то погибнем мы, а не Земля. И поэтому мы должны беречь не Землю, а себя на Земле.

А еще я стал воспринимать Землю, как огромный многоквартирный дом, где живут не семьи, а страны. И самое главное - дружить с ближайшими соседями. Это очень важный урок для стран, которые имеют претензии к близким соседям. Потому что с соседями, которые живут в другом конце дома, мы не соприкасаемся.

По окончании встречи Александра Лазуткина «захватили в плен» несколько десятков человек – просили автографы, дарили сувениры, фотографировались и задавали личные вопросы.

 

Ваш комментарий

Чтобы оставить комментарий

войдите через свой аккаунт в соцсети:

... или заполните форму:

Ваше имя:*

Ваш адрес электронной почты (на сайте опубликован не будет):

Ссылка на сайт:

Ваш комментарий:*