События

27.08.2019, Белоруссия, Минск, Гродно

Александр Дюков

Фото

«Из имеющихся в нашем распоряжении документов видно, что никаких экспансионистских планов у СССР в отношении Германии не существовало. Была лишь одна разумная альтернатива пакту Молотова-Риббентропа — заключение англо-франко-советского соглашения. Но Лондон не пошел на этот договор. Поэтому все альтернативы подписанию соглашения с Германией оказывались для Советского Союза слишком опасными. Ни одно ответственное правительство на подобный риск пойти не могло», — известный российский историк Александр Дюков буквально с первых слов дал ответ на ключевой вопрос о сути советско-германского договора, который был подписан 80 лет тому назад

В Дом дружбы на встречу с гостем «Международного медиаклуба «Формат А-3» пришло немало как профессиональных историков, так и любителей Истории, интересующихся прошлым наших стран, которые, как оказалось в процессе разговора, умеют вести дискуссию на высоком научно-публицистическом уровне. Неслучайно в зале разгорелись жаркие споры относительно оценки пакта Молотова-Риббентропа. Один из выступающих напомнил о том, что Совет Европы 23 августа 1939 года считает черной датой в истории, а для соседки-Польши это, на его взгляд - откровенный удар в спину со стороны СССР. Однако другие слушатели выступили против подобной интерпретации, напомнив о том, что именно Польша 14 февраля 1919 года перешла в масштабное военное наступление и первой нанесла удар в спину Белоруссии, находившейся в федеративной связи с Советской Россией.

«Уже 1 марта поляки захватили Слоним, а 2-го — Пинск. В апреле они заняли Лиду, Новогрудок, Барановичи и Гродно. Кроме того, польская армия наступала на Западной Украине. Немецкий дипломат Герберт фон Дирксен, в те годы возглавлявший германскую миссию в Польше, в своих мемуарах написал, что нападение на восточных соседей было абсолютно немотивированным.

В резких выражениях отзывался о «польском империализме» и британский премьер Ллойд Джордж, — вступил в разговор известный белорусский публицист Яков Алексейчик. — Лорд Керзон советовал Польше не стремиться поглотить народности, не имеющие с ней племенного родства. Однако у наших соседей, к сожалению, активно обосновывались претензии на все земли первой Речи Посполитой. Как говорится, за что боролись…».

«Вплоть до 1 сентября никто не мог поручиться, что Германия решится на такой шаг. Варшава могла дать добро на нацистский диктат, Германия могла не воевать, а прибегнуть, как в случае с Чехословакией, к жесткому дипломатическому нажиму. И даже после того, как война началась – кто мог поручиться, что в нее вступят Великобритания и Франция? Без понимания этой непредрешенности дальнейших событий, без разбора альтернатив, невозможно понять ни действия участников событий, ни смысл советско-германского договора о ненападении», — полагает Александр Дюков.

В процессе обсуждения Пакта не могли пройти и мимо такой важной даты, как 17 сентября 1939 года, когда состоялось воссоединение Восточной и Западной Белоруссии.

В ходе мероприятия вспомнили о том, что в рамках Второй Речи Посполитой белорусские земли в составе Польши находились на правах полуколонии. Модератор встречи кандидат исторических наук Вадим Гигин привел собравшимся интересные факты: к 1920 году в Западной Белоруссии работало более 400 белорусских школ. К 1939 году все белорусские школы были преобразованы в польские. В период диктатуры Пилсудского сознательно разорялись белорусские фабрики и заводы, которые составляли конкуренцию аналогичным производствам в самой Польше. 

Выступающий напомнил о том, что символом репрессивной политики польского режима стал концлагерь в Березе-Картузской, через ад которого прошло от 8 до 10 тысяч украинцев, белорусов, евреев и поляков.

Александр Дюков считает, что историки, уверяющие, будто бы понятие «Западная Белоруссия» — некий идеологический конструкт большевиков и выдумка Сталина, изрядно лукавят. В данном случае мы находимся в эпицентре войн исторической памяти: наши соседи, назначая виновных и представляя свои страны в виде безвинных жертв агрессии, явно политически ангажированы.

За два часа беседы Дюков развеял немало мифов, касающихся советской историографии: о том, что Сталин и Гитлер были союзниками, об одинаковой природе СС и СМЕРША, о том, что партизанское движение было организованным хаосом и др.

«Проблема в том, что вместо разбора фактов на конкретном уровне, в дело идут обобщающие, зачастую провокационные, заявления, на основании которых недобросовестные исследователи делают нужные им выводы», — считает историк. Он призвал в оценке событий исходить из геополитических реалий того времени и исторического контекста, а не заниматься политическим жонглированием.

«Наша история ничем не хуже, чем история любой другой большой страны. В нашем прошлом есть все: преступления, достижения, подвиги и надежда. Нам нет нужды культивировать позитивные мифы. Вполне достаточно изучать прошлое максимально полно и объективно», — заключил он.

В этот же день Александр Дюков принял участие в круглом столе в газете «СБ. Беларусь сегодня» на тему «80 лет начала Второй мировой войны: перипетии исторических интерпретаций». О тайных пружинах политики, которые привели к началу военного столкновения, говорили депутат Палаты представителей Национального собрания РБ, член-корреспондент НАН, доктор исторических наук Игорь Марзалюк, академик-секретарь Отделения гуманитарных наук и искусств НАН, член-корреспондент Александр Коваленя, декан исторического факультета Александр Кохановский, кандидат исторических наук Анатолий Великий и др. В процессе беседы не раз подчеркивалось, что на Западе на события Второй мировой войны принято смотреть под углом зрения, не совпадающим с нашим, а для понимания того, что существует и другой, не менее обоснованный, чем европейский взгляд на прошлое, нужно вести долгую кропотливую работу, не забывая при этом давать откровенной лжи жесткий отпор. Красной нитью беседы прошла мысль о том, что историкам России и Беларуси важно выработать непротиворечивый, правильный понятийный аппарат концепции исторического прошлого, сохранив при этом фундаментальные ценности, присущие нашим народам.

28 августа в Гродно, в Областном методическом Центре народного творчества Александр Дюков продолжил разговор о правде и постправде как информационно-политических феноменах действительности. Он акцентировал внимание на том, что отношение к истории Второй мировой войны на постсоветском пространстве характеризуется неоднозначностью, нередко определяет линию раскола в обществе. По мнению гостя, очень сложная ситуация происходит в Прибалтике, где наблюдается героизация пособников фашисткой Германии. В этих условиях западные союзники Литвы, Латвии и Эстонии предпочитают не замечать очевидного, а единственной страной, которая ведет битву за историческую память, остается Россия,

Одна из зрительниц попросила собеседника рассказать, «почему Дюков является невъездным в некоторые страны Европы».

«В августе 2014 года должна была состояться презентация литовского издания моей книги «Накануне Холокоста». Это сборник документов из архивов Литвы, России, Украины и США о советских репрессиях 1940 - 1941 гг. и о деятельности Фронта литовских активистов, – пояснил гость. – Однако в аэропорту Вильнюса мне вручили протокол, в котором говорилось, что я включен в национальный регистр нежелательных лиц. Это не шенгенский, а национальный, литовский. С той поры в течение десяти лет я не имею права лет ступить ногой на литовскую землю. Думаю, что причина в том, что незадолго до инцидента в свет вышла книга «Протекторат Литва». В ней я рассказал о тайном сотрудничестве спецслужб Литвы и Германии в 1940 году, когда литовцы передавали немцам пленных поляков на расправу. Как оказалось, Вильнюс оказывает откровенное и жесткое давление на тех, кто придерживается неприятной им точки зрения».

Также поступает, по мнению спикера, и Латвия. Если историческое знание не укладывается в их общую идеологическую схему, то они объявляют человека персоной нон грата. Латвийское правительство болезненно отреагировало на проведенную в Риге выставку «Угнанное детство», в которой Александр Дюков и Владимир Симиндей раскрыли неприятные для местной элиты сюжеты из прошлого.

«В Латвии существует категория – «неграждане». По неким причинам они лишены ряда гражданских, политических и экономических прав. Мы обнаружили, что среди них есть люди и их потомки, которых в 1943–1944 годах полицейские насильно угоняли в Латвию в качестве рабов, — пояснил выступающий. — А теперь государство лишило их гражданства, оправдывая это тем, что они попали на территорию страны уже после 1940 года. Кстати, в Латвии я персона нон грата бессрочно».

Дюков заявил, что и дальше будет продолжать заниматься одним из своих любимых вопросов – исследованием процесса политизации истории в странах Прибалтики. Он категорически против идеологической монополии на истолкование исторических сюжетов. Более того, он готов подкрепить свое мнение, отличное от официальных утверждений литовских, латышских и эстонских исследователей, фактами и документами, взятыми в том числе и из прибалтийских архивов.

«Великая Отечественная война – пример массового героизма, самопожертвования советского народа. Все это делает историческую память о войне одним из стержней, который скрепляет наше общество и формирует патриотические чувства. Спасибо вам, что в своих работах вы стараетесь объективно познать истину, не боясь того, что где-то вас «неправильно» поймут, — заявила одна из участниц встречи, учительница истории. — Европа декларирует свободу совести, а, значит, должна увидеть, что преследование профессиональных историков – это мелкая и недостойная месть со стороны литовских и латышских властей за убеждения, за правду».
Зал поддержал эмоциональную речь педагога громкими аплодисментами.

В конце интересной и содержательной беседы Александр Дюков вручил свои книги авторам лучших вопросов. А после окончания встречи еще долго беседовал с наиболее активными и заинтересованными гродненцами.

 

Ваш комментарий

Чтобы оставить комментарий

войдите через свой аккаунт в соцсети:

... или заполните форму:

Ваше имя:*

Ваш адрес электронной почты (на сайте опубликован не будет):

Ссылка на сайт:

Ваш комментарий:*