События

Тренер и комментатор Владимир Гомельский - о том, почему белорусские баскетболисты не попадают в НБА

Дмитрий Комашко, «Народная газета» Источник (ссылка откроется в новом окне)

Известный тренер и комментатор Владимир Гомельский рассказал, почему белорусские игроки не попадают в НБА, а ситуацию в олимпийском движении нельзя назвать кризисом.

Владимир Гомельский — человек спорта. Тренер, писатель и комментатор, одинаково обстоятельно умеющий рассуждать хоть о своем любимом баскетболе, которому отдал 60 лет жизни, хоть о фигурном катании. Первый репортаж Гомельский провел еще в 1989 году, а накануне приехал рассказать о нюансах профессии и острых гранях спорта белорусским студентам.

О баскетболе

— Вы очень долго и внимательно следите за НБА. Многие считают, что лига слишком изменилась, а ее золотое время осталось в прошлом. Согласны?

— С момента ухода Дэвида Стерна с поста коммисионера НБА прошло уже пять лет. Он отдал лигу в руки Адама Силвера в превосходном финансовом состоянии, и с тех пор это финансовое состояние лишь растет. Многие говорят, что сейчас это лига игроков, а не тренеров. Но так было почти всегда, начиная с середины 70-х. Изменились отношения между спортсменами, тренерами и болельщиками, но НБА — по-прежнему сильнейшая баскетбольная лига мира. Когда-то давно, году в 1965-м, мой папа — знаменитый тренер Александр Гомельский — говорил, что мы догоняем американский баскетбол, и мы до сих пор этим занимаемся. Хотя для нас, европейцев, присутствие в НБА почти 90 игроков не американцев — повод для гордости.

— Почему в НБА почти нет игроков из России или Беларуси?

— Все просто: в Беларуси, России или, скажем, Казахстане большой дефицит детских тренеров. В итоге мы своих игроков банально недоучиваем. В 18—19 лет уже можно выставляться на драфт, а у нас в этом возрасте еще не готовые баскетболисты, а полуфабрикаты. Они не интересны селекционерам НБА. В России, например, еще и кафедры баскетбола и игровых видов спорта в университетах позакрывали. Во время СССР у нас было 9 ЦОПов со специализацией «баскетбол», теперь в России осталось два. Я сейчас участвую в одной программе, езжу по стране с мастер-классами для детских тренеров и понимаю, что эти тренеры современными методиками подготовки просто не владеют. Был период, за который мы потеряли два поколения детских тренеров и селекционеров. В 90-е они отправились работать в такси, на стройку или еще куда-нибудь, где можно было заработать деньги. А новое поколение… О чем можно говорить, если учебник, по которому сегодня преподают баскетбол в спортивных вузах, написан Игорем Преображенским и Александром Гомельским аж в 1976 году. Все методики устарели! Есть хороший пример — Литва. Академия физической культуры в Каунасе каждый год выпускает 12—15 хорошо обученных тренеров. В итоге 5 литовцев играют в НБА, 15 — в различных клубах Евролиги, есть свой сильный чемпионат. В Литве всего 3 миллиона человек живет, а сборная регулярно обыгрывает россиян. Годы расцвета белорусского баскетбола связаны с поколением Александра Куля, Егора Мещерякова, Андрея Свиридова… И мне кажется, проблема была та же. После Валерия Дайнеко действительно обученных игроков в Беларуси почти не появлялось

— Когда создавали Единую лигу ВТБ, ее нередко называли альтернативой то Евролиге, то и вовсе НБА. Как вы оцениваете этот проект сегодня?

— Зачем с кем-то воевать, если нужно сотрудничать? Сильнейший национальный чемпионат Европы — испанский. Второй по силам — Единая лига ВТБ. И это правильное объединение с точки зрения географии. Добавить бы сюда литовские команды (правда, они не будут выступать по политическим соображениям), латышские… Но вот что важно помнить. В 17, когда игроки оканчивают спортивную школу, они еще физически не готовы попасть в профессиональную команду. Для этого нужно быть Сабонисом или Ткаченко. А где им расти с 17 до 19—20 лет? В итоге мы игроков то поздно находим, то недоучиваем, то теряем из-за фактического отсутствия студенческого баскетбола.

Об Олимпиадах

— Я работал уже на 13 Олимпиадах, и все они по-своему уникальны. Понравилось в Сиднее, Пекине, Ванкувере. Были Игры, на которых чувствовал себя очень неудобно и хотел все бросить: Нагано, Турин, Афины. Важно понимать, что для работы на таких событиях журналист должен быть очень хорошо готов физически. Там постоянно приходится бежать, и потому желательно, чтобы, принимая решение о проведении Игр в том или ином месте, МОК учитывал и этот момент. Человек, который решил проводить летнюю Олимпиаду в Лондоне, думал об экономике, но совсем не учитывал тот факт, что по Лондону совершенно невозможно нормально передвигаться. По этой же причине мне сложно представить, как можно работать на Играх в Токио. В Нагано в 1998 году нам помогло то, что большинство местных жителей на время проведения Олимпиады просто уехали из города. В итоге передвигаться было легко. Но мне сложно представить такой вариант в Токио. Я смотрел карту: многим придется утром ехать в один конец города на греблю, а вечером — на стрельбу из лука, которая проходит на склоне Фудзиямы. И это проблема не только для журналистов. Несколько раз мне приходилось быть руководителем делегации, и я знаю, что «наездить» все маршруты по Токио очень непросто. Плюс климатические условия. Для города, для японской экономики проведение Олимпиады, возможно, будет хорошо. Всем остальным — плохо.

— Многие считают, что олимпийское движение сегодня в кризисе. Согласитесь?

— Если мы посмотрим на финансовые отчеты Международного олимпийского комитета, то там полный порядок. Это вторая после ФИФА по объемам прибыли спортивная организация в мире. Но при этом взять, допустим, Игры в Сочи. В их проведение были вложены огромные средства, при этом компенсация от МОК составляет не более 10 процентов суммы. И это не исключение. Посмотрите, что сейчас происходит в Рио: они просто не знают, что делать с олимпийскими объектами. Они никогда не окупятся даже притом, что почти треть из них — разборные конструкции, которые были привезены готовыми из Лондона. Получается, что МОК не хочет делиться своими спонсорами, поэтому постоянно находится в состоянии конфликта и вынужден навязывать проведение Олимпиад. Можно ли это назвать кризисом? Наверное. Но не для МОК. При этом, если взглянуть на Олимпиаду глазами спортсменов, то здесь едва ли что-то изменилось. Все хотят попасть на Игры, даже понимая, что ни на что там претендовать не смогут. Потому что Олимпиада в жизни подавляющего большинства спортсменов бывает лишь однажды, это вершина. Я, как телевизионщик, также с нетерпением жду каждую Олимпиаду. Токио — особенно. Каждое такое событие — революция в телевидении. Чем японцы удивят в Токио? Какая там будет аппаратура, какие компьютеры и программы будут использованы. Это даже не шаг, а скачок вперед. Так что едва ли можно говорить, что в кризисе находится все олимпийское движение.

Ваш комментарий

Чтобы оставить комментарий

войдите через свой аккаунт в соцсети:

... или заполните форму:

Ваше имя:*

Ваш адрес электронной почты (на сайте опубликован не будет):

Ссылка на сайт:

Ваш комментарий:*


Владимир Гомельский

«Вот уже 11 лет я веду на журфаке МГУ дисциплину «Современные методики спортивной журналистики», поэтому если спорт вас интересует – это ко мне, а если не очень – можете…… →

Фото
Видео
Статьи