События

28.10.2020, Для всех

Сергей Урсуляк

Фото

28 октября в рамках проекта «Культурная линия» и при содействии международного медиаклуба «Формат А-3» в эфире латвийского радио Baltkom прошла онлайн-встреча с одним из сильнейших и обожаемых зрителем российских кинорежиссеров, создателем легендарной «Ликвидации» и многократным лауреатом премий «Золотой орел», «Кинотавр» и «Ника» Сергеем Урсуляком.

Тема встречи «История России в зеркале кино» была продиктована непосредственно самими картинами Сергея Владимировича, которые в совокупности охватывают практически весь ХХ век: «Летние люди» по «Дачникам» Горького и «Тихий Дон» по роману Шолохова - период с 1912 по 1922 годы, «Исаев» по Юлиану Семенову – 20-е годы, «Жизнь и судьба» по Гроссману – Cталинградскую битву, «Ликвидация» - послевоенное время, «Русский регтайм» – 70-е, «Одесский пароход» по миниатюрам Жванецкого - начало 80-х, «Ненастье» – лихие 90-е.

- Я никогда не берусь за что-либо, если я не нахожу в этом каких-то своих личных мотивов, - пояснил Сергей Владимирович. Не важно, о чем идет речь – о времени, когда я жил, когда был ребенком, или когда меня вообще не было. История должна меня очень трогать, она должна меня пронзать, потому что это единственный способ, каким можно заставить сопереживать зрителя.

О фестивале «Утро Родины»

Поскольку в начале 2020 года Сергей Урсуляк возглавил жюри III фестиваля российского телевизионного кино «Утро Родины» в Южно-Сахалинске (организаторы – Сергей Жигунов, Министерство культуры РФ и администрация Сахалинской области), в самом начале онлайн-встречи с живым классиком многосерийного кино разговор коснулся оценки творчества других кинематографистов.

«Это очень хороший фестиваль по многим параметрам... Он пытается объединить большую страну. Вы же знаете, что Россия большая страна? А Южно-Сахалинск не самое близкое на Земле место... Я прекрасно знаю, какую огромную роль играет для тех, кто там живет, приезд актеров, режиссеров, театров, показ кинопремьер…»

Среди фестивальных картин и в целом из увиденного за последнее время, Сергей Урсуляк особо отметил и рекомендовал латвийским радиослушателям к просмотру такие сериалы, как «Шторм» Бориса Хлебникова, «Домашний арест» Петра Буслова и Семена Слепакова, «Звоните ДиКаприо» Жоры Крыжовникова, «Эпидемия» Павла Костомарова, «Учителя» Ильи Куликова и Никиты Грамматикова, а также многосерийные ленты, созданные для молодежных каналов и онлайн-сервисов –– «Жуки», «Дылды», «Толя-робот», «Чики».

«Вообще телевизионный формат – это очень динамично развивающаяся отрасль и очень много интересных людей и идей приходит сейчас туда. Особенно, в связи с открытием интернет-платформ, которые не зависят от больших каналов».

Об особенностях национального кино в России и Америке

Отвечая на вопрос литовских журналистов, каких конкретно фильмов сегодня не хватает российскому кинематографу, Урсуляк не без иронии заметил, что не хватает фильмов талантливых.

«Мне кажется, что основная беда и основная проблема сегодняшнего кинематографа, особенно в сравнении с советским кинематографом, на который, естественно, так или иначе мы все равняемся, в том, что у нас отсутствует приятие жизни. Понимаете, да? Мастера советского кино могли делать кино на любую тему – острую или не острую. Они могли снимать комедию или драму, но в основе их картин всегда было некое приятие жизни, любовь к той жизни, которая проходит рядом с тобой. А в основе огромного количества фильмов, которые снимают сегодня лежит внутреннее неприятие жизни».

В связи с растущей во всем мире русофобией (в частности, в Латвии), гостя спросили, существует ли, на его взгляд, какая-то идеологическая доминанта в том, что сегодня редкий американский сериал обходится без плохих и тупых русских, представленных в виде варваров, угрожающих цивилизованному миру. Буквально месяц назад, накануне выборов в Америке, вышел сериал Правило Коми (CBS Studios) — о том, как ФБР расследует российское вмешательство в выборы и ищет связь Трампа с Кремлем. Почему в российском кино ситуация не зеркальная - о плохих американцах не снимают, таких героев не популяризируют?

«Американцы также показывают и китайцев, и самых разных представителей мусульманского мира. Они не очень церемонятся на этот счет, у них нет комплексов, они в этом смысле откровенны. Всегда интересно, как разоблачают шпионов, всегда интересно, как непобедимые американцы борются с терроризмом. Я думаю, это просто поддержка зрительского интереса. Если бы у нас был интерес к подобной теме или, если бы какие-то идеологические разногласия были так остры, то в России подобные картины тоже обязательно появлялись бы. Но в чем американцы правы, так в том, что называют страны своими именами – русские, Россия. А мы почему-то всегда в кино интеллигенкто боимся обидеть соседей или партнеров, поэтому прикрываемся какими-то вымышленными названиями, несуществующими проблемами и так далее. Нам в этом смысле надо быть смелее и говорить о том, что есть, так, как есть».

О приравнивании фашизма к сталинизму и призывах к покаянию

Отдельной острой темой встречи стала актуальная современная тенденция, связанная с желанием европейских и американских историков и политиков приравнять фашизм и сталинизм, а также разделить ответственность между СССР и гитлеровской Германией за развязывание Второй мировой войны. Как режиссера фильма «Жизнь и судьба», где эта тема также рассматривается, Сергея Урсуляка попросили прокомментировать эти инсинуации.

«Если коротко, все эти разговоры не стоят выеденного яйца. Это все глупости, досужие разговоры. Для меня вот эти проблемы «кто первый начал?», «равная ответственность», «одинаковость сталинизма и фашизма» - это абсолютно пустые слова. Никакой равной ответственности не существует. Были безусловные ошибки, были безусловные компромиссы, были безусловные неправильные поступки - все это безусловно было. Но даже если за тем советским руководством есть какая-то вина, то наш народ эту вино многократно искупил ценой невыносимых и немыслимых жертв. Кроме того, хочется это кому-то или не хочется, но это факт - Европу освободили в основном мы. Поэтому спорить на эту тему бессмысленно и даже нелепо.

Я вам больше скажу, что когда кто-то ссылается на Гроссмана, который первым сказал про тождество режимов – это не совсем так. Во-первых, это сказал не Гроссман, это сказал один из героев Гроссмана и, больше того, это сказал фашист. Я думаю, что для самого Гроссмана, хотя бы потому что он еврей, разница между сталинизмом и фашизмом была очевидна. И это не единственная разница. Если разбираться – очень много в чём разница. Если кто-то имеет в виду, что тоталитарные режимы похожи друг на друга и имеют некие общие родовые черты – конечно, это тоже правда. Но Советский Союз и фашистская Германия – это разные вещи. А в чем-то диаметрально противоположные».

Поскольку Великую Отечественную войну и предвоенное время cейчас стали связывать с темой покаяния, в продолжение темы режиссера спросили, что он отвечает тем, кто считает, что в фильмах о войне не должно быть ура-патриотизма и пафоса, а должен быть критический взгляд - развенчать, уличить, до самобичевания.

«В фильмах о войне должна быть боль, искренность и любовь. И это главное, что должно быть в людях, которые берутся за эту тему. Дальше, имея эту точку отсчета, можно идти любым путем. Можно снимать очень жесткие и страшные фильмы, как снимал, допустим, Элем Климов. Можно снимать комедию, как это сделал Владимир Мотыль в фильме «Женя, Женечка и Катюша». Все возможно. Главное, повторюсь, чтобы это было наполнено искренностью, болью и любовью. А просто ставить себе задачу «развенчать миф» или «создать миф» – это нелепо. Также нелепы разговоры про то, что история 28 героев-панфиловцев – это ложь. Нелепы, потому что есть мифы, которые являются кровью, питающей жизнь народа. Не нужно ничего развенчивать. Нужно просто делать свое дело, основываясь на тех принципах, про которые я сказал.

А кто и перед кем должен каяться, нужно спросить у тех, кто призывает покаяться. Мне кажется, что исходить нужно из того, что мы вместе прошли этот путь и вместе должны стремиться не к покаянию (покаяние – это все-таки сугубо личное), а к Прощеному воскресенью, чтобы простить все всем и друг другу.

Конечно, было много всего разного. Разного – это значит, и плохого и хорошего. И мы все в этом так или иначе участвовали – в большей или в меньшей степени. И мы все жертвы, и мы все герои. И в каждой семье это все смешано, намешано и перемешано. И заставлять одну часть общества каяться перед другой – это непонятно чьи умственные построения. Мне кажется, мы должны многие страницы перевернуть. Помнить о них, но не ковырять все время эти раны, еще и выясняя при этом, кто прав, кто виноват».

Рассказывая о том, как в фильме «Сочинение ко Дню Победы» родилась финальная сцена, предвосхитившая идею «Бессмертного полка» (когда около сотни ветеранов отдают честь и кланяются своим потомкам) Сергей Владимирович раскрыл интереснейший факт, что взял эту идею из фильма 1911 года (!) «Оборона Севастополя» - про битву за Севастополь в Крымскую компанию, где в конце ленты оставшиеся ветераны обороны Севастополя с георгиевскими крестами на груди выходят перед камерой.

Что такое советский человек

Один из вопросов коснулся того, что имел в виду Сергей Урсуляк, когда в одном из интервью сказал, что считает себя гораздо больше советским человеком, чем это принято сегодня.

«Я не имел в виду ничего особенного, я просто сформировался в советское время. Причем, как только ты говоришь, что ты советский человек, то тут же тебе говорят, что ты за репрессии, за черный воронок и все такое прочее… Но я, будучи советским человеком, не застал ни репрессий, ни черных воронков. Зато я застал счастливое детство, прекрасную юность и, в общем, неплохую зрелость. Поэтому мне есть с чем сравнивать. И я считаю, что отказ от очень многих вещей, которые были у нас при советской власти – это неправильный отказ. Я считаю, что то, чем мы сегодня живем, в частности, даже в искусстве – это все наследие советского периода. И в кино, и в театре. И это не просто брюзжание человека, перешагнувшего некую возрастную планку. Это действительно так. Мы слишком легко, быстро и необдуманно отказались от очень многих замечательных вещей. Сейчас мы пытаемся придумать их аналоги, а уже не получается. Я не думаю, что надо было разваливать до основания то, что у нас было. Очень многие вещи могли быть сохранены и преумножены. И можно было выстроить на этом гораздо более справедливое общество, чем сегодня».

Про «Тихий Дон» и продолжение «Ликвидации»

Конечно, Сергея Урсуляка не могли не спросить про легендарную «Ликвидацию». Кто был художником по костюмам, кто отбирал актеров и будет ли продолжение легендарного сериал? Сергей Владимирович признался, что актеров всегда отбирает для своих фильмов исключительно по любви, а к «Ликвидации-2» отношения не имеет – это проект продюсера первой «Ликвидации» Рубена Дишдишяна, продюсерские резоны которого очень понятны, и который упорно ищет возможность продолжения съемок этого фильма.

На счет экранизации «Тихого Дона», отвечая на вопрос, какие идеи из этого фильма актуальны сегодня, режиссер отметил, что в период, когда он снимал эту картину, в обществе страшно обострились непримиримые идеологические споры – одна из главных тем книги Шолохова.

«Идеологические споры никогда к добру не приводят. И в наше время это к добру не приведет. Потому, мне кажется, надо гораздо спокойнее существовать внутри одной страны, внутри разных конфессий, разных взглядов, разных способов жизни.

Я уверен, что есть краеугольные книги для менталитета русского человека и советского человека, выросшего в русскоязычной среде. И экранизация этих книг должна происходить раз в пятнадцать лет обязательно. Потому что каждое новое поколение должно обретать этих героев заново, заново их воспринимать и заново переживать исторические моменты. Тогда эта связь поколений не будет прорываться».

Сергей Урсуляк особо отметил, что очень благодарен каналу «Россия» и последнему периоду своей жизни за то, что имеет возможность работать в абсолютно нормальном, здоровом процессе.

«Мне никто не говорит «Ну-ка давай быстрее!», «А ну-ка давай не так, а так». Никто не понукает, все доверяют и все очень заинтересованы, чтобы все получилось. И я знаю, что если не получается, то мне некого упрекнуть в этом, кроме себя самого. Все возможности у меня для этого были».

А в завершении беседы Сергея Урсуляка и в шутку, и всерьез спросили, в какое столетие он бы хотел отправиться, если бы существовала машина времени. Режиссер ответил, как и подобает настоящему «певцу ХХ века».

«Мне очень интересны 20-30-е годы России. Мне интересна Россия периода оттепели, во время которой я был ребенком. Но если бы такая история произошла, я бы отправился в июнь 14-го года в город Сараево и попробовал бы уберечь эрцгерцога Фердинанда от поездки. Потому что именно убийство Фердинанда стало спусковым крючком, после которого произошли практически все события ХХ века, начиная с Первой мировой войны. Я бы попытался изменить ход этой чудовищной истории... Я бы поперек машины лег, чтобы он не поехал туда, где его ждали, чтобы убить».

В онлайн-встрече принимали участие рижские радиослушатели, латвийские и литовские журналисты. Вели эфир представители проекта "Культурная линия" журналисты Ольга Авдевич и Наталия Захарьят.

 

Ваш комментарий

Чтобы оставить комментарий

войдите через свой аккаунт в соцсети:

... или заполните форму:

Ваше имя:*

Ваш адрес электронной почты (на сайте опубликован не будет):

Ссылка на сайт:

Ваш комментарий:*