События

09.02.2021,

Дмитрий де Кошко и Евгения Бильченко

В Международном медиа-клубе «Формат А 3» в Кишиневе состоялась очередная встреча в режиме онлайн. Экспертов было двое: давний друг клуба, журналист, почетный председатель Координационного совета организаций российских соотечественников во Франции Дмитрий де КОШКО, уже бывавший в Кишиневе в рамках «Формата А 3», и известный украинский общественный деятель, поэтесса, профессор Киевского национального университета имени Драгоманова и переводчик с украинского на русский Евгения БИЛЬЧЕНКО.

Встреча была посвящена теме: «Война с языком как война с человеком: насилие XXI века». Проблема актуальная: на Украине вступил в силу закон, полностью исключивший русский язык из всех сфер жизни, а в Молдове Конституционный суд аннулировал статус русского языка как языка межнационального общения, на том основании, что это якобы ущемляет права других языков национальных меньшинств.

Участникам встречи было интересно узнать, как воспринимается жителями Украины насильственное вытеснение русского языка, что об этом известно в Европе, и может ли цивилизованный Запад повлиять на ситуацию, которая и в Молдове тоже эволюционирует в сторону ухудшения.

Евгения Бильченко рассказала, что она подвергается открытой травле и репрессиям за то, что высказала в Фейсбуке свою личную позицию по поводу русофобских действий властей. При этом 99% ее студентов поддержали своего преподавателя, теперь давление оказывается и на них: их запугивают, требуя отказаться от своей позиции, если они хотят продолжать образование.

По словам гостьи русофобия на Украине достигла такого уровня, что здесь больше говорят о России, чем о самой Украине. Даже все новости и передачи начинаются с темы о России, причем все подается в негативном ключе. Уничтожается не только русский язык, но и память, и идентичность людей. «От русских и русскоязычных требуют принять украинскую идентичность, государственную позицию русофобии, иначе они не смогут существовать. Украинцы сохранили любовь к России, но сознательно уничтожается именно цивилизационная идентичность, культура, которые нас связывают гораздо теснее, чем язык. И это уже вопрос геополитики. Среди жителей Украины есть разные люди – и русскоговорящие русофобы, и те, кто чувствуют свою принадлежность к русскому духовному миру, и украинцы, которые не считают, что русские интересы противоречат украинским, и ярые украинские националисты», - рассказывает Бильченко.

Отвечая на вопрос о реакции Европы, Евгения Бильченко сказала: «Я увидела жесткую реакцию только со стороны депутата Европарламента от Чехии, которая предложила созвать специальную сессию и обсудить этот вопрос. И в ту же ночь без суда и следствия, просто по решению президента Зеленского, на Украине были закрыты три оппозиционных телевизионных канала и один Youtube-канал. Глушат и аккаунты в Фейсбуке. Либо в Европе до конца не понимают, что происходит, либо просто закрывают на это глаза. В Европарламенте вопросы защиты русскоязычного населения могут ставить только представители левых групп, которые авторитетом не пользуются. Украина очень селективно и выборочно воспринимает послания из Европы. Есть поддержка информационной войны с Россией со стороны США, Евросоюза и международных структур, поэтому пока Украина эту войну выигрывает».

«Наша печать ничего не пишет ни о запрете русского языка, ни о закрытии каналов, - поддержал коллегу Дмитрий де Кошко. -Но не надо путать Евросоюз и Европу. Нарушение прав человека и двойные стандарты естественны для Евросоюза. Есть русофобы в Европарламенте и среди левых, а среди ультраправых, наоборот, имеются русофилы. Я бы сказал, что нетолерантность сильнее выражена у левых, чем у правых».

«Жаль, - продолжил он, - что Россия не взяла в свои руки вопрос русофонии, продвижения русского языка и культуры на международном уровне, поэтому за рубежом русский язык уже используют против России - в ЕС создано целое русскоязычное «гнездо» антироссийской пропаганды из представителей СМИ из Прибалтики. Проблемы языка выдвигают на первый план, чтобы перессорить людей на языковой почве. А ведь даже США уже становятся двуязычной страной, где английский и испанский функционируют практически на равных, а в Нью-Йорке и некоторых других штатах русский начинает занимать положение официального языка.

За языковой проблемой скрывается много других. Русский язык в Молдове или Украине – это не просто язык национального меньшинства, ведь мы говорим о странах, где процветал билингвизм. Идентичность не нарушается тем, что человек живет в двуязычной стране. Двуязычие – это счастье, это большой шанс для общения на региональном, экономическом, культурном уровне. В этом отношении очень показателен пример франкофонии. Это понятие существовало не всегда, оно появилось только при де Голле, когда Африка получила независимость. До этого все франкоговорящие за пределами Франции считались французами, живущими за рубежом. Новые независимые государства не хотели считать себя французами, но хотели сохранить то, что их объединяет.

Молдова, с одной стороны, член агентства франкофонии, а, с другой, благодаря русскому языку, имеет возможность общения с разными странами, где русский язык распространен.

Русский язык сегодня не только наследие России, это геополитическая реальность. Языком надо пользоваться - или потому что он вам нравится, или потому, что он вам нужен. Было бы хорошо, чтобы русскоговорящие страны внесли свой вклад в продвижение русофонии на международном уровне».

Участники встречи поинтересовались мнением гостей: не пора ли России более жестко ответить на ущемление прав русскоговорящих в других странах?

«Мы не можем ничего диктовать России или требовать от нее, - ответил Дмитрий де Кошко. - Наш долг – защищать тех, кто пострадал из-за своего языка или культуры, но только по правилам Евросоюза, с точки зрения нарушения прав, ценностей и законов самого ЕС. Нападение на русский язык – это и проблема Евросоюза тоже, как и проблема журналистов-русофобов, не соблюдающих правила международной хартии журналистов. Во Франции есть профессиональные русофобы, в том числе и те, кто преподает русский. И есть представители разных волн эмиграции, которые тоже по-разному относятся к России.

В интересах Франции иметь хорошие отношения с Россией и не быть вассалом США. Как говорил Шарль де Голль: «Когда отношения с Россией хорошие, во Франции все хорошо». И в массе своей французы хорошо относятся к России, а русофобская пропаганда, хоть она и очень сильна, ограничена СМИ и политикой.

Что же касается защиты прав русскоязычных, есть еще и Совет Европы, членами которого являются и Молдова, и Украина. Там, конечно, сильно влияние Сороса, но есть и разумные депутаты, и их поддержка тоже важна». 

«Присутствие России как защитника прав русскоязычных граждан Украины сведено к нулю, - констатировала Евгения Бильченко. - Только через ненависть к России ощущается ее влияние. Остается уповать на то, что эта психопатология сама себя уничтожит».

 

Ваш комментарий

Чтобы оставить комментарий

войдите через свой аккаунт в соцсети:

... или заполните форму:

Ваше имя:*

Ваш адрес электронной почты (на сайте опубликован не будет):

Ссылка на сайт:

Ваш комментарий:*