События

Ищенко: Майдан являлся олигархическим переворотом

Виктория Трикало, Друзья-Сябры Источник (ссылка откроется в новом окне)

Чем разрешится внутриполитический кризис на Украине? Какие уроки майдана следует извлечь другим странам постсоветского пространства? Какие сценарии уготованы нашей соседке «западными партнерами»? На самые болезненные вопросы украинской повестки дня отвечает политолог, глава Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко.

Можно ли было пойти другим путем?

— Адекватная часть украинского общества потерпела поражение не в 2014-м и даже не в 2004-м году. Она ее потерпела еще в промежутке между 1994-м и 1998-м, когда Кучма, пришедший к власти под одними лозунгами, полностью развернулся в другом направлении. С этого момента у украинцев практически не стало реальных шансов изменить вектор развития страны. То есть к концу первого срока Кучмы уже достаточно усилилась государственная власть и сформировала нужный ей бюрократический аппарат. Возникла и украинская олигархия, чьи интересы стали постепенно подменять собой государственные.

Поскольку именно Кучма обеспечивал в ходе своего первого срока и начала второго массовый переток государственного ресурса в руки олигархии, то он и создал в общем-то ситуацию, в которой любая альтернатива выбранному европейскому курсу, который тогда называли евроатлантическим, была невозможна.

Тогда нельзя было сказать, что Украина стремится в НАТО, так как в конституции записали внеблоковость страны. Но под эвфемизмом «евроатлантический» предполагалась некая интеграция в ЕС и в НАТО. Выбранный олигархией курс уже невозможно было изменить по причине отсутствие эквивалентного ресурса. Вы можете быть очень храбрым, но с луком и стрелами танковую армию не победите. Точно так же и здесь. Если все СМИ, экспертное сообщество, значительная часть политического класса просто находятся на службе у олигархата, то вы можете сколько угодно донкихотствовать, но в лучшем случае сломаете шею. Поэтому после 1998 года фактически никаких шансов что-то изменить не было.

Такая эхо-возможность появилась в 2014 году, когда Янукович перенес подписание соглашения об ассоциации с Европейским союзом и получил затем майдан. Он имел шанс его разогнать, но тогда дорога на Запад была бы ему закрыта… И дальше он, даже ерзая на сковородке, должен был шаг за шагом двигаться на Восток. Но Янукович майдан разогнать не решился именно потому, что пытался сохранить за собой два пути открытыми. Он до последнего момента удивлялся и разводил руками: «Ну, мы же на Запад интегрировались лучше, чем Ющенко, за что ж нас так? И соглашение об ассоциации подпишем, но позже – дадите 15 миллиардов – потом и поговорим».

Янукович мог остановить самоуничтожение страны, потому что достаточно широкие массы готовы были подставить плечо в этом противостоянии. Он этим не воспользовался в силу особенностей своего характера, интеллекта, окружения и т.д.

Первый майдан проходил под лозунгами «за все хорошее, против всего плохого». Мол, сейчас затолкаем Ющенко в президенты и после потекут у нас молочные реки с кисельными берегами. А второй имел четкий характер нацистской революции. Это был олигархический переворот, который как ударную силу использовал нацистов. Соответственно, те стали его движущей силой. Они не довели свою революцию до конца, то есть власть не перешла в стране исключительно к нацистам. Создался такой нациолигархический ублюдок – и ни то, и ни другое. Тем не менее все последствия революционных потрясений в общем-то Украина на себе пережила.

Любая насильственная смена власти, не в формате дворцового переворота, ведет к деконструкции государственных структур, разложению государства, иных общественных отношений, падению экономики и уровня жизни. Через это проходили все революции, начиная от голландской и заканчивая африканскими.

Развал страны сейчас выгоден украинскому народу — чем быстрее наступит ужасный конец, тем меньше будет тянуться этот ужас без конца. Потому что распад Украины ликвидирует саму юридическую функцию украинского государства. Правильным ли было то, что в 2014 году Россия не реализовала этот проект? Я считаю, что это зависело не от России и не от Путина. Дело в том, что у нас всегда говорят – ну, вот мы же могли захватить Украину вплоть до Львова? Могли. А чего ж не захватили? Но мы могли захватить и всю Европу вплоть до Парижа, и сейчас можем. А после этого нам будет лучше или хуже? Оказывается, что нам будет хуже, потому что мы получим полмиллиарда населения в этой самой Европе, за которую тогда уже ответственна Россия, потому что она ж захватила зачем-то. При этом значительная часть экономических связей европейских разорвется именно потому, что ее же захватили. И все это падает на Россию — тогда вопрос, сможет ли она удержаться сама, удерживая все это?

Есть ли нацизм на Украине?

— На Украине любят рассказывать, что надо отличать нацизм от фашизма, вдаваясь в тонкости европейских режимов начала 30-х годов прошлого века. Они объясняют разницу между франкизмом, нацизмом, итальянским фашизмом, польской особенностью фашизма, венгерскими и румынскими диктатурами. Хотя в целом в тот момент в Восточной Европе из демократических государств оставалась только Чехословакия. Все остальные являлись либо авторитарными диктатурами с фашистским душком, либо фашистскими диктатурами с авторитарным душком.

Если говорить обобщенно, да, безусловно, на Украине существует фашизм. Причем именно в своем нацистском обличии. Это не корпоративное государство Муссолини, а попытка создать национальное государство. И если Гитлер строил в третьем рейхе всемирную империю германской нации, то Украина строит свое нацистское государство в виде хутора. Со стороны вроде выглядит смешно, но румынский фашизм в 20 веке тоже был хуторского разлива, крестьянского, поэтому зачастую смотрелся значительно более ужасно, чем германский нацизм.

Уже сейчас многие адекватные люди на Украине хорошо понимают: даже если завтра в стране окажется российская власть, то для существенных изменений потребуется как минимум нескольких лет. Скорее всего, не меньше, чем полдесятилетия. Это ведь не в оккупированном Берлине поставить на улицах полевые кухни и кормить голодных. Существенные изменения – создание новой экономики, в которой люди могут нормально зарабатывать, нормально жить. Необходимо изменить сам менталитет людей. Они привыкли жить совершенно в другой реальности. Вот я переехал в 2014 году из Киева в Москву, а до этого часто ездил туда-сюда, и при пересечении границы разница в ментальности чувствовалась очень серьезная.

Народы устали ждать. Они к европейскому счастью стремятся уже 30 лет, и становится все хуже и хуже. Они хотят быстрых изменений и быстрого улучшения, а это невозможно. Люди постоянно голосуют за популистов, обещающих все хорошее уже завтра. Неважно, за каких – правых, левых, европейцев, русских…. Сейчас стало модно обещать, что Украина будет дружить с Китаем. Раз Европа денег не дает, Россия не дает – Китай даст. Мы туда постучимся. Больше китайцам некуда деньги девать, как только кормить хромых и нищих.

Почему Россия не поставила точку в формате Новороссии?

— Такая возможность не исключалась в том случае, если в Новороссии возникнут местные движения. То бишь Россия не собиралась работать по крымскому образцу. Когда сначала на улицы вышли войска, а потом депутаты собрались в парламенте. Дело в том, что Крым — уникальная геостратегическая точка, которую просто отдавать нельзя. Поэтому там на формальности можно и плюнуть. А как ни с того ни с сего захватить пол-Украины, или даже целую Украину, если местные власти, избранные народом, признали переворот и отреклись от Януковича? Получается, Россия, воспользовавшись предлогом, завоевывает соседнее государство? Так бы это все выглядело, потому что 10, 20, 30 тысяч, и даже 100 тысяч на улицах областного центра, размахивающих триколорами, — это никак не 40 миллионов жителей государства. Это не аргумент с точки зрения вооруженного вмешательства. С Беларусью есть соглашение, которое формулирует, что мы являемся единым государством. А поэтому Россия, если западные партнеры попробуют силовым путем вмешаться в дела Беларуси, окажет необходимую поддержку.

Если бы Харьковский, Одесский, Днепропетровский облсовет собрались бы и сказали – мы не признаем путчистов в Киеве, мы обращаемся за помощью к России, то, очевидно, такая помощь была бы оказана… Тогда бы речь шла о формировании какой-то другой Украины.

Дело в том, что страной управляет не народ. Народ на выборах только делегирует это право своим элитам. И если они в каждой конкретной области говорят, что мы за переворот и в стране все в порядке, то они выражают в данном случае мнение народа. Они, а не площадь. Соответственно, у России в этой ситуации не было другого варианта действий. Даже Сталин всегда старался проложить свои захваты юридическими бумажками. Заключались соответствующие договоры, которые позволяли советским войскам присутствовать в той или иной стране, потом переизбирались парламенты, затем новые парламенты обращались к СССР с просьбой о включении в состав Союза и т.д. Понятно, что все происходило под сенью дружеских штыков, тем не менее юридическая бумажка появлялась. А в данной ситуации мы не видели ни одного документа.

Ваш комментарий

Чтобы оставить комментарий

войдите через свой аккаунт в соцсети:

... или заполните форму:

Ваше имя:*

Ваш адрес электронной почты (на сайте опубликован не будет):

Ссылка на сайт:

Ваш комментарий:*


Ростислав Ищенко

Любой переворот, тем более, революционный, разрушает государственность и приводит, как минимум, к падению жизненного уровня, а как максимум, к созданию условий, невозможных для жизни на конкретной…… →

Видео
Статьи