События

Карен Шахназаров - о российском кинозеркале

"Обзор" Источник (ссылка откроется в новом окне)

Недавно, накануне Дня российского кино, в рамках проекта «Культурная линия» и при содействии международного медиаклуба «Формат А-3» гостем онлайн-встречи на латвийском радио Baltkom стал один из ведущих мастеров российского кинематографа, генеральный директор киноконцерна «Мосфильм» Карен Георгиевич Шахназаров.

Информационным поводом для онлайн встречи с кинорежиссером послужил День российского кино, который отмечается 27 августа.

Тема встречи: «Современное кино России как зеркало новых реалий»

- Как завтра на «Мосфильме» будут отмечать День российского кино?

- Специальных мероприятий у нас не предусмотрено. Я не помню, чтобы День российского кино или советского кино, поскольку еще в советское время был праздник учрежден, как-то специально отмечали. Так что поздравим друг друга и будем работать, у нас довольно много дел. Но сказать, что какие-то праздничные концерты будут – не могу. Ударным трудом отметим…
Надежда Грихачева, журналист (Вильнюс, Литва): Коронавирус изменил привычный уклад жизни людей, у многих произошла переоценка ценностей. Понятно, что после пандемии зритель будет другим. А каким будет кино после пандемии?

- Трудно сказать. Я думаю, что мы, как всегда, поспешно преувеличиваем то, что мир никогда не будет таким, как прежде, кино никогда не будет таким, как прежде, люди такими никогда не будут как прежде… Но люди переживали посерьезнее испытания – холера, чума. Чума столетие мучила людей, тем не менее, как видите, мы те же.

Я думаю, что здесь есть элемент преувеличения катастрофичности этой ситуации. Но в определенной степени на сегодняшний день, конечно, есть какие-то изменения – зритель больше уходит в Интернет, кино, конечно, несколько отвыкает от кинотеатрального показа. Наверное, это будет продолжаться. Но у меня ощущение, что в конечном счете это все как-то уйдет.

Человеку свойственно быстро все забывать, к сожалению. Так что все равно этот этап когда-то закончится и все войдет в привычное для нас русло.

- В 2020-м все вообще волновались, что пандемия угробит киноиндустрию, но тем не менее, по мнению экспертов, российский кинематограф тем временем на подъёме. По крайней мере, демонстрирует очевидные положительные тенденции. Как это объяснить?

- Но я не вижу как-то у нас особого подъема, честно говоря. На мой взгляд, ситуация как была, так и была. Порядка 100 картин Россия в год производит, и как она до пандемии их производила, так и сейчас производит. Вопрос проката, конечно, более сложным стал в связи со всеми пандемическими ограничениями, но я бы не сказал, что мы на «Мосфильме» замечаем какие-то серьезные изменения. Мы вполне рентабельно работаем. Мы же не бюджетная студия, мы не получаем от государства ничего. Но мы видим, что у нас довольно много работы, но я бы не сказал, что ее стало больше или меньше, она такая же как была.

- То есть жизнь идет в своем ритме!

- В этом неумолимость того малого процесса, который называется жизнь.

Наталья Лебедева, «Вести»: Вы возродили и вернули к новой жизни легендарную киностудию «Мосфильм», которая в 1998-м досталась вам в плачевном состоянии, когда система была разрушена. Несколько лет назад в одном из интервью вы отметили, что считаете киноконцерн «Мосфильм» лучшей студией в Европе. А как обстоят дела сегодня? Удовлетворены ли вы творческими работами, которые выходят под брендом «Мосфильма»?

- Мы студия, мы работаем со всеми и понятно, что не всегда то, что снимается у нас, лично мне нравится. Это разные вещи. Но это производство, и у меня нет ни права, ни основания свои личные художественные вкусы навязывать всем, кто приходит и здесь работает. А с точки зрения того, в каком состоянии сейчас находится студия, то я бы сказал, что сегодня уже можно говорить, что в какой-то степени мы построили заново студию, потому что у нас большое строительство идет, построили новый павильон, сейчас заканчивается строительство киноконцертного комплекса, которого никогда не было вообще – большой 4-х зальный комплекс большой и еще одного крупнейшего кинопавильона в России – 3000 метров. Так что да, когда я говорю, что «Мосфильм» лучшая студия Европы, я готов провести экспертизу и сравните.

С точки зрения технологий и качества того, что здесь можно делать – это лучшая студия Европы однозначно. Но это не всегда совпадает с качеством художественным. В советское время «Мосфильм» по сравнению с нынешним «Мосфильмом» был намного слабее, но художественный уровень советского кино был намного выше, чем художественный уровень современного российского кино. Но не надо ожидать, что «Мосфильм» сможет перевернуть все и вся. Есть тенденции, которые не вполне от нас зависят. Наше дело создать такую производственную студию, на которой можно было бы получать все возможности современного кино. У нас это возможно. А вот творческая составляющая – это все-таки очень много зависит от тех режиссеров, сценаристов, которые работают.

- Какие картины в запуске, и есть ли среди них ваши собственные?

- Мы вот только закончили картину, в которой я - автор сценария и которую я продюсировал. Картина называется «Владивосток», сейчас она будет представлена на «Кинотавре», режиссер Антон Борматов. Это полностью наша картина, профинансирована нами полностью, без участия каких-либо государственных организаций. Полностью нами сделана картина. Такая очень современная история – молодые люди, любовь и прочее, прочее. Все действие происходит во Владивостоке, и, собственно, Владивосток один из героев этого фильма. Вот буквально только что закончили эту картину.

- А что еще в павильонах Мосфильма сейчас снимается?

- Я не знаю, насколько они интересны, я же не могу контролировать качество художественное. Но у нас снимал фильм почти два месяца или три месяца Серебренников. Кстати, в новом 16-м павильоне. У нас сейчас Валера Тодоровский собирается снимать новую картину. Тигран Кеосаян...

Последние полгода у нас довольно много проектов именно связанных с кино, потому что «Мосфильм» в большой степени работает и на телевидение – «Голос» и всякие другие программы, они же у нас делаются. Но вот в этом сезоне очень много фильмов снимается. Не знаю, надеюсь, что все они будут интересны.

Председатель Гильдии латвийских актеров Роланд Загорский: На Рижской киностудии в годы независимости кинопроизводство практически прекратилось. Известно ли вам, как обстоят дела в бывших советских республиках и возможно ли, в принципе, успешное кинопроизводство в таких маленьких странах как, к примеру, наша Латвия?

- В целом, насколько мне известно, конечно, в основном после СССР кино в республиках либо исчезло, либо находится в таком, прямо скажем, жалком состоянии. Но за исключением может быть Казахстана, который довольно активно работает, но там государство занимается кино: и финансирует, и студию модернизировало. И в Белоруссии также. Там, где государство более или менее участвует, там все-таки кино сохраняется. Но в других республиках, насколько мне известно, либо практически оно исчезло, либо находится совсем в тяжелом состоянии. Но я думаю, честно говоря, что у маленьких республик, когда они стали независимыми странами, нет шансов для того, чтобы вообще развивать кинематограф.

Кинематограф - это слишком дорогостоящая дело, для него нужен рынок. Если вы живете в маленькой стране, одно дело, когда это было частью СССР, огромной страны. Латвийские, армянские, грузинские кинематографисты тогда работали на гигантский рынок, сколько там население в СССР было? 250 миллионов? Около 300 миллионов… не помню. Конечно, это огромная страна была.

Другое дело, когда маленькая республика, 2 миллиона население, какой тут рынок? На кого рассчитывать? Только если государство как-то будет спонсировать. Но государство, понятно, тоже сложно ему, наверное. Но Латвия не может, наверное, производить 50 фильмов. Где она их будет показывать? Или тогда их надо снимать с прицелом на какой-то рынок – на российский, на европейский, я не знаю. Но это в общем очень проблематично. Поэтому я думаю, что, на мой взгляд, кинематограф в таких небольших совсем странах и не очень богатых, он, конечно, не способен развиваться.

- Расскажите, пожалуйста, об уникальной программе «Мосфильма» по реставрации советских фильмов. Какие российские картины попадали на международные фестивали в программы «Кино Классик»? Какие картины ждут своей очереди на реставрацию?

- Да, у нас эта программа существует уже лет восемь-десять и, в общем, мы единственные (во всяком случае в РФ), кто занимается реставрацией кино. Единственные, наверное, потому, что программа довольно сложная. Во-первых, мы это делаем за свой счет, мы сами финансируем эту программу, но это дорогостоящее дело, потому что нужно иметь специальную компьютерную технику.

Конечно, специалисты должны быть.

Сам процесс реставрации довольно сложный, занимает длительное время. Не надо путать его просто со сканированием. Перевести на цифру легко, а вопрос в том, что, когда переводится, специалисты сидят и каждый кадр вычищают, убирают все погрешности. И в общем за это время мы отреставрировали более ста картин. Может, не так много, но мы можем реставрировать 6-8 картин в год.

Некоторые картины, такие как «Иван Грозный» Эйзенштейна – полгода реставрировалась.

В принципе, мы участвуем во всех крупнейших программах «Кино-Классик» Каннского фестиваля, в Венеции, в Берлинском. В Венеции мы получили «Льва» (а там за реставрацию свои призы дают) за «Иди и смотри» Элема Климова. И главное, что мы отреставрировали такую основополагающую классику советского кино – всего Тарковского (то, на что принадлежат права «Мосфильму» - отреставрировали), мы заново и почти всего отреставрировали Михалкова, Гайдая, Меньшова, Юрия Николаевича Озерова (в том году у нас была премьера). Сейчас реставрируем «Страсти по Андрею», авторский вариант «Андрея Рублева» Тарковского, и это очень сложная реставрация, потому что там нет негатива, мы делаем с контратипа, кто специалист, понимает, что это другое совсем, то есть не первичный исходник.

И делаем «Девять дней одного года» Михаила Ромма. Это, прямо скажем, не очень коммерческое мероприятие, поскольку, по большому счету, ничего не приносит, но это важная часть по культуре, сохранение нашего фонда.

Хотя сейчас мы заметили, у нас стали картины старые прокатывать, что в России уже большой интерес к этому, и они стали уже какие-то деньги приносить. Вот недавно «Июльский дождь» прокатывали, тоже мы его отреставрировали, и очень неплохо для старой картины она прошла. То есть публика хочет старое кино смотреть, есть своя публика, свои кинотеатры. И это стало уже вызывать надежду, что в этом элемент какой-то бизнеса появится.

- У Мосфильма есть еще один очень интересный проект под названием «онлайн кинотеатр» – вы выкладываете мосфильмовские

картины в бесплатном доступе на YouTube. Интересна реакция аудитории - вы оцениваете её - по лайкам – количеству просмотров – комментариям – географии?

- География у нас огромная! У нас количество просмотров колоссальное, порядка 40-50 миллионов просмотров в месяц. Причем, надо сказать, что эта аудитория – весь мир. К сожалению, мы не можем сделать субтитры для всего мира, но мы делаем, конечно, субтитры английские, французские, испанские. Но поскольку мы за свой счет все делаем, это довольно дорогостоящее дело, но у нас география – вся Латинская Америка, Филиппины, Индонезия, Вьетнам, США, вся Европа, очень много из Латвии смотрят. В общем, это такой драйв, адреналин, когда ты смотришь, что в общем миллионы людей смотрят наши картины во всем мире. Получается, что то, что в советское время пытались сделать, нам удалось сделать.

Потому что - на вскидку - у нас просмотры, например, в США в среднем 150 тысяч в неделю. Это много. Даже если учитывать, что половина из них эмигранты, наверное. Но там половина – реальные американцы. В таких масштабах советское российское кино никогда не было интересно за рубежом.

Очень хорошие отзывы у нас. И очень нравится публике. И мы там постоянно выкладываем, когда реставрируем картину, всегда их тут же выкладываем. Потому что современный зритель он уже хочет и качества хорошего. Конечно, не можем все сразу сделать, но процесс идет. Да, это очень удачный у нас проект. Кстати, замечу, что мы были первыми, которые вообще выложили свою коллекцию в свободный доступ. Бесплатно мы выложили раньше американцев, между прочим. И сегодня мы видим, что многие американские компании тоже начинают это делать бесплатно. В начале они выложили за деньги. Мы выложили бесплатно, потому что понятно, что мы зарабатываем на рекламе. Это есть, конечно. Не будем говорить, что мы альтруисты. Мы предприятие, которое работает абсолютно рыночно. Все, что мы делаем, мы зарабатываем и должны об этом думать. И мы гордимся тем, что мы были первыми, которые придумали это дело.

- Вы предлагаете включить советский кинематограф в обязательную школьную программу. Расскажите, пожалуйста, об этой идее и насколько реально сегодня ее воплощение в жизнь?

- На счет реализации мне пока ничего неизвестно. Хотя я предложил это на совете по культуры при президенте РФ, и президент одобрил, ему понравилось, он сказал, что да, хорошая идея, давайте. Но до сих пор мне неизвестно, чтобы поэтому поводу были сделаны какие-то шаги.

Я считаю, что это важно и что это правильно. И надеюсь, что это будет все-таки реализовано. По мне, так для этого не надо никаких серьезных действий. Если бы это от меня зависело, я бы внедрил это в течение месяца. Потому что моя идея была очень простая – один раз в неделю выделите два часа и показывайте детям хотя бы один фильм. Если вы будете показывать детям советское кино с 1 класса (а очень много картин можно смотреть с 1 класса), я во всяком случае помню, что фильм «Баллада о солдате» я смотрел, когда мне было 7 лет, и я все понял, мне никто ничего не объяснял, никто со мной не проводил лекций. Поэтому я считаю и здесь надо также делать.

Не надо никаких лекций, просто показывайте и это останется в голове, если это качественная картина, мне кажется, это важная часть образования. Кстати, во многих странах введены такие курсы национального кино в школьную программу. Во Франции есть, в Италии есть, в Чехии есть. Открытия в этом нет. Как это реализуется пока мне, честно говоря, неизвестно.

 

- Суть этой идеи в том, чтобы школьники знакомились с историей и культурой своей страны посредством кино. Правильно?

- Конечно! Поскольку у нас все классическое кино пока - советское. Другого нет. И это понятно почему – потому что мало времени прошло. В этом нет даже какой-то просоветской позиции, просто это так. Это фактор - основные лучшие картины были созданы в этот период, в советский. Поэтому, так сказать, масса картин, которые абсолютно не идеологичны, только лучше будет детям, если они увидят того же Тарковского и других – Эйзенштейна.

- В Израиле была ситуация – когда министр культуры выступил против того, что Фонд кино финансирует антиизраильское кино и этот вопрос надо отрегулировать. В России несколько лет назад государство перестало давать деньги на фестиваль «Артдокфест». Тогда были жалобы на кровавый режим и цензуру. Теперь фестиваль проходит в Латвии. Режиссер Виталий Манский тогда сказал, что художник рожден, чтобы бороться с властью. Но должна ли власть оплачивать эту борьбу и финансировать этого художника? Должно ли государство давать деньги на фильмы, которые люди воспринимают как антироссийские?

- Понимаете, у меня позиция в этом смысле, наверное, не очень популярная в России и среди моих коллег, но я считаю, что государство вообще не должно финансировать кино. Я считаю, что кино должно быть рыночным. И тогда никаких проблем не будет. Строго говоря, умеешь ты найти деньги, умеешь сделать фильм… именно в силу того, что у нас сохраняется очень сильная государственная поддержка кино.

Надо поддерживать молодых, надо создавать какие-то условия для выплаты налогов, но надо включать рыночные механизмы. Кино должно быть рыночным. Поскольку я 20 лет руковожу студией абсолютно рыночной, я вижу, что это возможно. Нам никто не помогал, мы приняли студию абсолютно разрушенной и сегодня мы, можно сказать, построили ее заново и сделали ее рентабельной. И сам я, между прочим, в последний раз получал от государства деньги, когда снимал «Город Зеро» в 1988 году. Уже «Цареубийцу» советского я снимал не на государственные деньги, у меня был британский продюсер. Так что моя позиция, может, она не очень популярная, но тогда никаких вопросов не будет. Сегодня все эти вопросы связаны с тем, что «а вот государство дает, а это анти». Ну, ребята, сами зарабатывайте, сами снимайте. Все должно быть по-честному – вы умеете это делать, вы выражаете себя в кино, и вы не зависите ни от кого.

- А как вы относитесь к тому, что фильмы Алексея Навального получили награду национальной премии кинокритики и кинопрессы «Белый слон»?

- Мягко скажем, это абсолютно экзотическое решение, поскольку фильмами это вообще нельзя назвать. Строго говоря, вы можете поддерживать Навального, его позицию, но зачем путать, как говорится, мочалку с веником. Это разные вещи. Причем здесь кино вообще? Это решение абсолютно политическое. В этом вся проблема – все решения становятся политическими, идеологическими – что с одной, что, с другой стороны. Ну, какое отношение фильм про дворец имеет к кино? Это не фильм, это некая компьютерная игра. Мне как профессионалу видно, что это компьютером все сделано. Ну, хорошо, показывайте, обсуждайте, но как можно давать премию за лучший фильм? На мой взгляд, это смехотворно.

- Недавно у нас в эфире режиссер-документалист Олеся Фокина, лауреат «Ники» и «Золотого орла», очень сокрушалась, что сейчас благодаря цифровизации и соцсетям пишут и снимают все, кому не лень – кто умеет и не умеет… И фильм «Котлован» — снятый на телефон - в котором нет ничего, кроме прямых оскорблений власти. Никакого отношения это не имеет никакого отношения к профессиональному продукту, который называется фильмом и показывается на фестивале кино... Но вот тенденция…

- Да, к сожалению, политика превалирует. Но прямо скажем, что Латвия стала территорией российских диссидентов, где они находят поддержку. На здоровье! Мне это абсолютно безразлично. Но строго говоря, давайте отделять политику от искусства. Политика – это политика. Это своя борьба, нравится или не нравится, а искусство кино должно быть абсолютно от этого отделено. Если оппозиционное кино - это действительно качественное кино, то я его буду ценить именно с этой точки зрения. Оппозиционное кино тоже может быть искусством. Но, честно говоря, все фестивали и большие фестивали в том числе, все более превращаются в поле, где идеология и политика играют первостепенное значения.

- Последние 10-15 лет наша Латвия является однозначным лидером по поставке юных актерских дарований в РФ. Практически каждый год во ВГИК и театральные вузы Москвы и Петербурга поступают минимум два человека из нашей страны. По окончании вузов все они остаются в России и многие из них уже стали очень востребованными артистами и в театре, и в кино (Яна Сексте, Евгения Крегжде, Агата Муцениеце, Ольга Озоллапиня, Дана Абызова, Игорь Филиппов, Владимир Кошевой). Среди них и бывший рижанин Александр Ляпин, который сыграл свою первую главную роль именно в вашей замечательной картине «Исчезнувшая империя».

В продолжение темы вопрос (а точнее просьба о помощи) от рижанки Марии Карой, выпускницы этого года Высшего театрального училища им. Щепкина: Уважаемый Карен Георгиевич! Так сложилось, что практически все мы, рижане, окончившие в Москве театральные вузы и воспитанные в Латвии в русских семьях, сталкиваемся при устройстве на работу в государственные российские театры и при том же оформлении документов на съемки с огромными сложностями, связанными с нашим иностранным подданством (даже не гражданством, поскольку большинство из нас НЕграждане Латвии!). Знаю, что многие мои коллеги из Риги потратили минимум по полтора-два года на то, чтобы иметь законное право работать в РФ по своей специальности. Потому что закон о возможности автоматически получить гражданство РФ после окончания иностранцем российского вуза был отменен несколько лет назад. Можете ли лично вы на правительственном уровне поднять вопрос о возвращении этого закона? Рассматривается ли в многочисленных российских комитетах по культуре внесение хоть каких-то поблажек для молодых людей из русского зарубежья, желающих связать свою жизнь с Россией?

- Я думаю, что это очень важная и актуальная тема. Я, конечно, не человек, который каким-то образом может официально ответить на этот счет, но то, что от меня зависит… Я, кстати, всегда, где есть возможность выступаю и говорю о том, что надо максимально упростить возможность получения российского гражданства для людей, которые этого хотят и тем более для людей, которые выросли в среде русскоязычной независимо от их этнического происхождения. То есть это моя позиция и я везде, где могу, об этом говорю. Но я, к сожалению, а может и, к счастью, не занимаю никаких таких социальных позиций, чтобы обещать, что я смогу это каким-то образом решить этот вопрос. Но то, что я говорил и буду об этом говорить, в том числе о том, о чем уважаемый корреспондент (молодая актриса – поправка ред.) просил – я буду говорить и постараюсь сделать все, что в моих силах. И буду этот вопрос ставить. Я считаю, что это неправильно, что молодые люди, которые хотят работать в России, хотят получить гражданство России, конечно, оно должно быть им предоставлено достаточно быстро. Короче, обещаю, что все, что от меня зависит, я сделаю.

Вопрос из Белоруссии: Почему вас нет в социальных сетях и где вас можно читать?

- Нет, нет, меня нигде нет в социальных сетях. Мне, честно говоря, это не очень интересно… Я знаю, что под моим именем что-то открывают, но могу публично сказать, что я сам никогда этим не занимался. Не знаю, мне это неинтересно. Я вообще не очень понимаю такое общение, люди что-то пишут, им что-то пишут. Я как-то может старомоден, привык с людьми общаться публично, смотреть в их лица. Я вижу, что меня в Интернете показывают, что-то я там сказал, я смотрю, а я этого вообще не говорил, ко мне никакого отношения это не имеет. Это вообще стало – все, что связано с Интернетом – такой интересный феномен. Ты существуешь в Интернете помимо себя. Это довольно странно. Поэтому я не хочу сам там что-то писать.

Наталья Лебедева, «Вести», Латвия: С огромным удовольствием слушаем ваши выступления на ток-шоу Владимира Соловьева. А вам не достается от коллег, что вы так активно участвуете в обсуждении политических вопросов?

- Нет, честно говоря. Но может, конечно, у кого-то свое мнение. Наверное, многие не согласны со мной, но сказать, что это в чем-то выражается все-таки не могу сказать. Вообще есть такая традиция – люди в кино разных национальностей и разных взглядов всегда очень хорошо уживались друг с другом, несмотря на какие-то внутренние противоречия. Потому что наша профессия такая, что мы очень зависим друг от друга. Сегодня ты с человеком поссорился, а завтра тебе предстоит с ним работать. И у нас в генетике уже есть такая терпимость и я никогда не встречал. И сам я работал и работаю с людьми, с которыми может быть у меня совсем другие взгляды, политические, какие угодно. Но мне это никогда не мешало, потому что строго говоря – это одно, а это совсем другое. У меня во всяком случае такого не было, чтобы кто-нибудь мне что-нибудь сказал, что ты там говоришь, а это неправильно. Это личное дело каждого.

- А вот Никите Сергеевичу Михалкову за его «Бесогон» все-таки достается!

- Ну, мне тоже достается – просто от пользователей каких-то. Ну, и Никите Сергеевичу Михалкову в нашей среде, поскольку она достаточно по-разному мыслит, есть и либеральная часть, есть и антилиберальная, но я никогда не встречал среди наших людей тех, кто бы тому же Никите что-то сказал… Тут, как говорится, Цезарю цезарево, а Богу Богово…

 

Игорь Мейден, журналист, Латвия: Есть мнение, что Карен Георгиевич убежденный марксист. Почему, на ваш взгляд, именно теперь труды Маркса в Европе пользуются особой популярностью, а книги издаются огромными тиражами?

- Ну, я не могу сказать, что я убежденный марксист, хотя я сам время от времени пользуюсь этой фигуры речи и даже с элементом такого … Мне нравится раздражать общественность. Объявляю себя марксистом. Но нельзя сказать, что все, что написал Маркс, оно сегодня современно. Это понятно. Не как в советское время, когда теорией Маркса объясняли все, начиная от выращивания репы и кончая историческими событиями. Но я думаю, что у него действительно есть несколько таких не убиваемых идей, которые, на мой взгляд, очень современны и во всем мире это начали сегодня понимать. И действительно, он пользуется огромным успехом.

По идее говоря, Маркс был прежде всего ученый, если отвлечься от всего, что у нас связано с его именем в свете коммунизма, но вообще многие его открытия в области политэкономии, в области исторической, экономической абсолютно современны, и мы видим, что это работает. Строго говоря, его гениальное открытие – это взаимосвязь того, что он называл производительной силой, то есть уровень технологии всегда определяет и политическую систему, которая выстраивается в обществе. Но мне кажется, что с этим очень трудно спорить. И это было главное причиной падения СССР, на мой взгляд. То есть проблема была в том, что те, кто руководил СССР, они не были уже марксистами, они его зубрили, но не понимали, толком не читали и не пытались анализировать ситуацию с точки зрения, как раз реального марксизма. Мне кажется, что как раз это была проблема СССР в конце 70-80-х годов. Поэтому я бы сказал, что я такой творческий марксист. То есть я беру из Маркса то, что мне кажется наиболее актуальным.

- Вот по поводу актуальности вопрос. Как вы относитесь к актуализации классики в кино? Начали снимать сериал по сказкам Пушкина – там Царевна инстаблогер, Елисей - рэпер, а Золотой Петушок - нейросеть. Или Жора Константинопольский – берет Достоевского («Русский бес»), Островского («Гроза») переносит в современную Россию и суть в том, что в России спокон веков темное царство и «ничего не меняется». А сервис Netflix начал съемки российского драматического сериала «Анна К» по мотивам «Анны Карениной» Льва Толстого. Действие разворачивается в современной России, Анна Каренина – светская львица, Каренин - будущий губернатор Санкт-Петербурга, Вронский - наследник алюминиевой империи... Как вам такие идеи?

- Я спокойно отношусь. Я думаю, что у нас некая нервичность по поводу всяких этих… она как бы еще такая детская, я бы сказал. Кстати, в этом смысле как раз тот случай, когда надо поучиться у Запада, потому что Запад переваривает это легко и вообще не обращает на это внимания. У нас вот целый скандал был, что певица, как ее там, Ольга Бузова во МХАТе появилась – ой, Господи, чего тут только не творилось, чуть ли не вся страна только это и обсуждала. Ну, что за глупость, ей Богу. Ну, появилась, ну, вышла на сцену. Ну, и что? Что из этого делать какой-то…

Поверьте, что в этом смысле действительно надо у Запада учиться. Где-нибудь в Париже или Нью-Йорке никто бы аналогичного факта просто не заметил. Поэтому я думаю, что не следует придавать значения этому. В конечном счете, если это будет интересно, если это будет талантливо, то как бы это порой экзотически не было, но это все оценят. А если не будет, то это забудут через полчаса после того, как это появится на экранах или в театрах. Поэтому мне кажется, что здесь надо как-то к этому проще относиться. Я во всяком случае думаю, что пускай люди, если они находят на это деньги, пускай делают. Мы посмотрим, что из этого будет.

- Во Франции есть организация UNIFRANCE: она создана государством для продвижения французского кино в мир. Результат: французское кино на российских экранах занимает второе место после американского. Почему российское кино, несмотря на наличие в стране сильного кинопроизводства и великолепных творческих ресурсов, не имеет успеха в современном мире? Что делается в этом направлении, чтобы изменить ситуацию?

- Ну, вы понимаете, я думаю, что в России мало что делается для этого. И в принципе мы говорили про наш Интернет, и я думаю, что это самое мощное на сегодняшний день продвижение российского и советского кино. Самое мощное, потому что это реально миллионы людей, которые смотрят наши фильмы. А с этой точки зрения, французы гораздо более успешно работают. Но надо сказать, что у них и кинематограф сильнее намного, это тоже надо признать. Россия делает порядка ста фильмов, это нельзя даже назвать кинематографией. 100 фильмов - это очень мало для такой страны. Франция, насколько я помню, делает 400 фильмов в год. При том, что население Франции 60 миллионов, а население России 150 или больше миллионов. Поэтому просто имея такое количество картин в год – ну, это очень трудно что-то продвигать. Потому что реально во всем мире ситуация одинакова. Из 3-4-х картин только одна картина может выходить к зрителю реально. Такая пропорция везде – в Америке, во Франции, в Китае. Так устроен кинематограф. 100 картин – это значит, из них только 20-25 картин, которые реально могут выходить к зрителю. Которые зритель будет хоть как-то смотреть. Поэтому с таким количеством фильмов, особенно и продвигать нечего. Надо продвигать производство, России надо примерно 300-400 картин в год производить. А это невозможно при нынешней системе, для этого надо вводить более рыночные механизмы. Все-таки кино должно быть более рыночным, тогда можно его увеличить. Потому что за счет государства невозможно увеличить до такого количества.

Елена Смехова, газета «Суббота», Латвия: Ваш сын Иван тоже кинорежиссер, что чувствуете, как отец и какой самый главный профессиональный совет вы ему дали?

- Да, он особенно советов у меня как-то не спрашивает. Поэтому что-то я ему советую… Наверное, он испытывает какое-то влияние, но абсолютно самостоятельно себя ведет. Он и режиссер, и актер, во «Владивостоке» сыграл роль, не первую, а вторая роль у него, неплохо сыграл. Главное, что я ему говорю, что если ты хочешь делать кино, то его надо делать искренне, ты можешь ошибаться, но все равно, если человек искренне делает то, что он делает, то все равно это каким-то образом будет чувствоваться. Даже если не получится, то все равно будет вызывать уважение.

- Мы поздравляем вас с Днем российского кино. И напоминаем вам о наказе молодых актеров из Латвии, которые хотят работать и жить в России.

- Обязательно! И вам спасибо за этот эфир. Пользуясь случаем я хочу поздравить всех латвийских любителей кино с Днем нашего кино, потому что вообще я понимаю, что этот праздник прежде всего не наш, кинематографистов, а тех зрителей, которые любят и ценят кино, хотят его смотреть и понятно, что без зрителей никакое кино просто невозможно. Мы же не можем делать кино, чтобы самим сидеть и смотреть его. Все равно мы делаем это для зрителей, поэтому надеюсь, что этот праздник для наших зрителей и ваших радиослушателей тоже имеет значение. Спасибо вам большое!

Ваш комментарий

Чтобы оставить комментарий

войдите через свой аккаунт в соцсети:

... или заполните форму:

Ваше имя:*

Ваш адрес электронной почты (на сайте опубликован не будет):

Ссылка на сайт:

Ваш комментарий:*


Карен Шахназаров

В канун Дня российского кино, 26 августа, в рамках проекта «Культурная линия» и при содействии международного медиаклуба «Формат А-3» на латвийском радио Baltkom состоялась…… →

Фото
Видео
Статьи