События

27.10.2021, Молдавия, Кишинёв

Тимур Шафир

«Живая» встреча в Кишиневе 27 октября с секретарем Союза журналистов России, руководителем международного отдела СЖР, членом исполнительного комитета Международной федерации журналистов Тимуром Шафиром была посвящена медиапрофессии и ее нынешнему состоянию.   

«Медиапрофессия»: корпоративные болезни, их лечение и профилактика» - обозначенная тема вызвала сильный отклик у молдавских коллег: процессы в корпоративной среде разных стран, как выяснилось, протекают абсолютно идентичные.  
Только, к примеру, в Молдове нет ни работающего профсоюза журналистов, ни отделений Союза журналистов.  Между тем, Союз журналистов России  - это правопреемник Союза журналистов СССР, в 2018 году организация отметила 100-летие, в своих рядах она насчитывает более 70 тысяч членов и является довольно эффективным корпоративным объединением. 
 
«Мы не профсоюз в прямом смысле этого слова. Исторически так сложилось, что чистого рода профсоюзы - в Соединенных Штатах, странах Скандинавии, Германии. В постсоветских странах, странах неприсоединения, странах Восточного блока, Азии -  здесь всегда сообщества  были на грани профессионального союза, трейдюнионизма и творческой ассоциации. И наша позиция в итоге оказалась более правильной: чистый трейдюнионизм в профессиональной журналистской среде не соответствует данному моменту,  потому что он не справляется с задачами и с вызовами. А творческие организации  и ассоциации помимо защиты конкретных трудовых социальных прав занимаются тренингами, обучением, обменами, юридической поддержкой. Проблемы, конечно, у журналистов во всех странах мира приблизительно одинаковые, а вот пути решения и  условия  - везде разные», - так начал разговор о профессии Тимур Шафир.  

Гость обозначил основные проблемы журналистского сообщества сегодня:  «Экономические кризисы всегда влияют на нашу профессию. Помните, в фильме  «Игрушка» с Пьером Ришаром его коллеги организовали митинг? А это был митинг прекрасной организации, с которой мы сотрудничаем - СНЖ, французский союз журналистов. На что сейчас модно ссылаться? О, пандемия! Конечно, это страшное дело. Но мне кажется, пандемия не так страшна в плане практического применения, как ее малюют. У нас не закрылось огромное количество СМИ и по стране не бродят толпы неприкаянных журналистов. Онлайновая работа в режиме пандемии как раз дала достаточно много определенных, в том числе, технических преимуществ. 
Политические кризисы? Да, политика вмешивается, как никогда, в работу и журналистов, и СМИ, и профессиональных журналистских организаций. В основном, конечно, это касается Европы и постсоветского блока  - здесь политика стала играть огромную роль. Я неоднократно говорил, что года три-четыре назад не мог представить ситуацию, когда один из крупнейших европейских союзов, символ надежности, незыблемости европейских понятий и представлений о свободе слова будет приветствовать блокировку работы RT в Германии». 

И продолжил: «Думаю, никто не мог себе представить крайнего цинизма ситуации в Афганистане, когда талибы взяли Кабул. 15 тысяч человек  и членов их семей, сотрудничавших со СМИ в этой стране - для них это событие стало смертным приговором…В международной федерации журналистов у наших коллег, которые занимаются вопросами коммуникации, почтовые ящики были забиты просьбами о содействии в получении выездной визы.  У нас был союз в Афганистане, мы пытались решить этот вопрос с председателем, но настало 1 сентября и связь прервалась - по причине того, что он был убит талибами. Нас учили много лет таким темам, как незыблемость солидарности, незыблемость взаимовыручки, незыблемость очень многих принципов, которые на практике, к сожалению, проверку временем не проходят». 

А на днях латвийский суд вынес решение в отношении 14 коллег-журналистов: «Граждане этой прибалтийской страны -  не российские граждане, они этнические русские. Часть из них работали со агентством «Спутник», часть  -  в других информагентствах, сотрудничали с повесткой дня, которая связана в той или иной степени с Россией и писали на русском языке. Ни со стороны прибалтийских коллег, ни со стороны ОБСЕ, ни со стороны Еврокомиссии, ни со стороны ни одной структуры, куда шли многочисленные обращения, в том числе, и со стороны Союза журналистов России, нет никакого конкретного ответа, почему это происходит, что с этим будет дальше и как долго будут преследовать наших коллег», - продолжил Шафир. 

Разобщенность и отсутствие корпоративной солидарности - основная боль медиапрофессии сегодня. С аналогичными ситуациями сталкиваются журналисты и в Молдове. 
Поэтому коллеги поинтересовались у гостя, могут ли местные русскоязычные журналисты надеяться на защиту России, если станут членами СЖР? 
«Я могу  перечислить определенные факты, а вы делайте выводы: в России при содействии СЖР создан фонд, который называется «Своих не бросаем», он оказывает юридическую поддержку, финансирует работу адвокатов, которые защищают интересы наших коллег. Можно вспомнить украинский пример, и не один: начиная с нашей коллеги Елены Глищинской - ее удалось вытащить из тюрьмы и она сейчас работает в Москве, и заканчивая руководителем одного из корпунктов РИА на Украине Кириллом Вышинским -  Союз был организатором и петиций, и митингов в защиту Вышинского, в итоге его тоже освободили из украинской тюрьмы. 
То, что как минимум нескольким людям, у которых сейчас есть перспективы загреметь в тюрьму, оказывается какая-то конкретная помощь  - это тоже определенный результат нашей работы. Кстати, ни Кирилл, ни наши прибалтийские коллеги не являлись членами Союза журналистов России. Потому что по уставу Союза журналистов России его членом может быть либо российский журналист, либо журналист, который сотрудничает с российским СМИ по краткосрочному или длительному договору, работая за рубежом. Естественно, когда начался процесс, оказывая эту помощь, мы подкрепили это членским билетом СЖР», - ответил на вопрос секретарь СЖР. 

Каковы должны быть отношения между чиновниками и журналистами - поступил следующий вопрос гостю. 
«Взаимоуважительными, в первую очередь. Взаимоуважение и соблюдение закона с обеих сторон - мне кажется, это ключевые моменты. И не только в той части, которая касается воспрепятствования журналистской деятельности, права получения ответа в течение какого-то срока. Есть право на приватность, есть закон о клевете - кстати, это тоже темы, вокруг которых ломается очень много копий, потому что диффамация у нас снова введена в криминальный, уголовной кодекс - закон о клевете снова стал уголовным. Мы считаем, что это не совсем правильно, потому что он уже был выведен из поля уголовной системы», - заявил Тимур Шафир. 

Как влияют на профессиональную деятельность новые форматы? 
«Помните, в советские времена в школе у нас были учебники истории?  Была история, потом была новая история, потом новейшая история… Мне кажется, что с новыми форматами та же самая тема: какое дикое количество радости у нас было, когда 20 лет назад сайты стали играть роль СМИ, потом появились смартфоны и все посходили с ума, залезли в Одноклассники, появился Вотсап, появился Телеграм.  Можно ли назвать их новыми медиа? Не знаю. Я знаю, что наши коллеги очень активно разрабатывают и внедряют целый ряд информационных проектов, которые рассчитаны на работу в трехмерном пространстве. Мы сейчас находимся на том этапе, когда все то, что мы называли новыми СМИ,  скоро станут очень старыми СМИ. Потому что с одной стороны - дух захватывает от перспектив, которые это несет, а потом это черт-те чем обернется…», - высказал свою точку зрения гость. 

И продолжил: «Могу сказать о нашей позиции, как профессиональной организации - мы не принимаем в состав Союза журналистов России блогеров. По той простой причине, что одним из краеугольных камней профессии, на наш взгляд, является ответственность. Мы не видим юридического механизма, по которому блогеры несут хоть какую-то ответственность, особенно те блогеры, которые обладают доступом к огромной аудитории, за последствия своих публикаций в социальном плане. В России по законодательству, если у тебя более 3000 посетителей в день, ты можешь зарегистрироваться как СМИ. То есть, если блогер регистрирует свой блог как средство массовой информации, он может стать членом СЖР». 

Не составит ли искусственный интеллект конкуренцию живым журналистам, поинтересовались коллеги.  
«Во-первых, все материалы однозначно искусственный интеллект писать не будет. Если искусственный интеллект сможет писать короткие новостные сообщения, то пусть пишет. Пусть он работает агрегатором кратких новостей, пусть выдает абзац в новостную строку. Таким образом, наши коллеги, которые сейчас тратят свое время и нервы на то, чтобы этим заниматься, смогут либо заняться чем-то более продуктивным, либо освободить место на рынке и разгрузить зарплатную ведомость. Это страшные слова для профсоюзного деятеля, тем не менее. Смогут роботы писать короткие сообщения в тот же Телеграм - пусть пишут, ради бога, главное - проработать вопрос контроля.  Серьезную аналитику, журналистские расследования никогда робот сделать не сможет. Другой вопрос, что новые технологии, безусловно, это здорово, но вопрос: к чему это все иногда может привести?

А как уживаются под одной крышей Союза журналистов люди, работающие в изданиях с разными политическими взглядами - задали в Кишиневе актуальный для местного сообщества вопрос. 

«Я с ужасом себе представляю Союз журналистов, который состоит из людей, одинаково о чем-то думающих, выражающих одинаковую позицию и одетых в одинаковые серые костюмы. Не хотелось бы. Политическая позиция может быть у каждого какая угодно. Это было очень смешно, когда, несмотря на закрытые границы, у нас на фестивале СМИ в этом году побывали испанские, французские и немецкие журналисты. И  вот на сцену выходит журналист НТВ -  получает премию  за какие-то определенные репортажи и, пользуясь случаем,  говорит: закон об иностранных агентах - преступный закон, надо его отменить. На меня смотрит немецкий коллега и у него глаза, как шары: как будто сейчас этого парня схватят на сцене и утащат в ГУЛАГ, на Лубянку. Я говорю - нет, этот парень сейчас догуляет фестиваль, улетит в Москву и будет прекрасно работать одним из ведущих журналистов НТВ… При ему ничто не мешает иметь собственную гражданскую позицию в отношении, например, Донбасса. Потому что он ездил на Донбасс и пытался рассказать, чего там творит ВСУ. Члены Союза журналистов России до тех пор, пока они не нарушают уголовно-административный кодекс, могут иметь любую позицию», - ответил Тимур Владимирович.  

И привел яркий пример. «Иван Голунов - лауреат нашей премии «Солидарность». Он  - журналист крайне либеральных взглядов, оппозиционер, очень критично настроенный по отношению к президенту России и правительству России, которому пару лет назад ретивые сотрудники Министерства внутренних дел внаглую подбросили наркотики и потом занялись фальсификацией фотографий и свидетельских показаний, стали рассказывать, что у него дома нарколаборатория, что он наркоман и т.д.  Но просто надо немножко знать Ивана и понять, где он, а где наркотики… Союз журналистов России был одним из организаторов митинга на проспекте Сахарова с требованием освободить Ивана Голунова. И это был тот митинг, на котором выступали крайне либеральные журналисты на одной сцене и, например, та же самая Маргарита Симоньян, с единой позицией. Потому что, будь ты либерал, будь ты патриот, когда начинается беспредел, это все забывается. Если есть перспектива, что сегодня Голунову подкинули наркоту, то завтра подкинут кому-то другому. Вот так это сочетается у нас», - рассказал Шафир.  

Гость коснулся и мифов, циркулирующих в мировом информационном пространстве, о России: «Мы живем в эпоху постправды: в России пьют водку, играют на балалайках, RT и «Спутник» хотят зазомбировать своей пропагандой весь бывший советский блок, а ночами Лавров и Путин, склонившись над картой, рисуют схемы удара по Португалии… Слушайте, этот бред начинает уже задалбывать просто. Потому что когда он продолжается в таких количествах,  это уже даже не кажется ни смешным, ни скучным. Нет у нас водки и балалаек, не отвозят у нас журналистов в ГУЛАГ. Румынских журналистов, которые приедут в Россию, не распнут на крестах и не заставят петь гимн России и признаваться в любви к Путину или вступать в Союз журналистов России. Зачем нам это нужно? Давайте мы все эти стереотипы попытаемся отбросить…  Журналистика - это служение обществу. Это зеркало, в которое мы все смотримся. Иногда оно запотевшее, иногда грязное, но надо его протирать, надо, чтобы оно было блестящим. Давайте, чтобы этот процесс у нас  шел синхронно. Я впервые в Молдавии, и это 61-я страна, в которую я приехал. И мне было очень важно приехать сюда. Потому что своего рода это «терра инкогнита»: и то, что происходит здесь с коллегами, и то, что происходит в обществе. Я смогу вернуться с далеко не идеальным, но с бОльшим пониманием», - заключил Тимур Шафир. 

 

Ваш комментарий

Чтобы оставить комментарий

войдите через свой аккаунт в соцсети:

... или заполните форму:

Ваше имя:*

Ваш адрес электронной почты (на сайте опубликован не будет):

Ссылка на сайт:

Ваш комментарий:*