События

Максим Шевченко: «Пройдя через время распада, мы в России приходим к тому, что является нашей подлинной сущностью»

Марина Гусарова, «Крымское время».

Пообщаться с коллегой всегда интересно, а с таким, как Максим Шевченко — интересно вдвойне.

Известный журналист и телеведущий Максим Леонардович Шевченко — лицо «Первого канала»: каждый четверг около полуночи выходила в эфир самая острая, даже страстная по подаче программа «Судите сами» — политическое ток-шоу на первом канале.

И вот Максим Шевченко — в Крыму.Наверное, приглашая его, координаторы Международного медиа-клуба «Формат А-3» и не подозревали, что московского гостя земля Тавриды в минувший понедельник встретит не ласковой оттепелью, а по-сибирски трескучими морозами. Удивился подобному сюрпризу и сам телеведущий, признавшись:
— Меня трудно удивить, но минус двадцать в заснеженном Крыму — это сюрприз! Спасибо!

«Сейчас в России время больших перемен»

Главная тема встречи, которая, помимо журналистов, собрала солидное количество политологов и студентов, звучала так: «Как России и Украине выйти из исторического тупика?»

— Сегодня в России время больших перемен, — констатировал Шевченко. — Можно говорить то, что думаешь, а, главное — нужно говорить то, что думаешь. Прежде всего, давайте задумаемся — что же такое история? Поделюсь с вами тезисом: история — это не совсем то, что происходило на самом деле, это пространство наших интерпретаций того, что могло бы происходить на самом деле. Поэтому мы можем иметь дело с двумя или, скажем, тремя различными историями. И так было всегда — даже самые известные и уважаемые историки либо выполняли чей-то политический заказ, либо изображали действительность в свете собственных убеждений. Но главное — история всегда использовалась политическими элитами для оправдания своего бытия и своих действий.

— Думаю, и Россия, и Украина всегда стремились развиваться тремя путями, — продолжил собеседник. — Обозначу украинские: какая-то часть вашей элиты стремилась и стремится к сближению с Россией, некоторые мечтают о независимости — во всяком случае, языковой и культурной, часть направляет взоры в сторону Европы. Еще один фактор, роднящий наши государства — так называемая «правящая триада»: бюрократия; олигархия — не путать с бизнесменами, это те, кто зарабатывает деньги в России или на Украине, и выводит их в оффшоры, обладая преимущественным правом на грабеж того, что является природной рентой и принадлежит народу; а также силовики. Такая схема существует на всем постсоветском пространстве, но наиболее ярко проявляется именно в России и на Украине — государствах, самых сильных политически. Есть еще, правда, Казахстан, но там самый сильный фактор — этническая составляющая.

«В Чечне я мгновенно стал взрослым человеком»

А вот новейшую историю России Максиму Шевченко пришлось изучать «на практике» — в Чечне.

— Это было страшное время — Россия была на краю гибели, а тогдашний президент под кривые улыбки западных «друзей», жаждавших нашего унижения, мочился возле трапа самолета или падал в оркестровую яму… — вспоминает он. — Потом банда ельцинских провокаторов спровоцировала страшное кровопролитие в Чечне. Благодарите Бога, что вас миновала сия чаша! В Чечне я мгновенно стал взрослым человеком. Поражало даже не насилие — в Москве тогда тоже был разгул бандитизма — а то, что в Грозном, большом столичном городе, человеческая жизнь не стоила ничего — можно было совершенно безнаказанно убить, изнасиловать, ограбить любого человека. Там применяли вся виды оружия, кроме ядерного. И химическое, и напалм, и такие снаряды, которые разрывали человека буквально «в фарш» — я это видел своими глазами. А главные финансисты это бойни, что бы там не говорили, сидели внутри страны — это Березовский и компания. Вторую чеченскую войну в 1999 году я тоже воспринял с горечью, но потом понял — это единственный способ остановить безумие. А спас чеченский народ Ахмад Кадыров. Он выполнил договоренности и погиб. И Путин тоже выполнил свои договоренности. Именно тогда был заложен первый кирпич в фундамент будущей России. Именно с этого момента я стал верить Путину. И хочу вас заверить: сегодня Чечня — самый безопасный российский регион!

«Теперь людям есть, что терять»

Максим Шевченко не скрывает — он сторонник сильной и ответственной власти и в то же время уверен — альтернативы демократизации у России нет.

— Я считаю, что период распада заканчивается. Сегодня в России появились люди, готовые вкладывать инвестиции внутри страны. Более того — меняется сама структура общества: у нас появляется все больше состоятельных людей. В девяностые люди зависели от подачек олигархов, а теперь им есть, что терять. Растет уровень образования, все уже не измеряется только деньгами. Но главное — народам России, в отличие от западного принципа унификации, сейчас дается возможность развиваться согласно своим национальным особенностям. То есть, пройдя через время распада, мы, наконец, приходим к тому, что является нашей подлинной сущностью. И ее часть — развитие народного самосознания, народной демократии. Сейчас наступает ключевой момент: ранее паразитическое государство должно обрести функцию, подчиненную народовластию. Интуитивно я чувствую: это время пришло.

«У нас один путь, чтобы двигаться вперед — федерализм»

При всей разнице положения на Украине и в России Шевченко убежден — у нас много общего и, прежде всего — в выборе пути дальнейшего развития.

— Конечно ту партию, которая сегодня находится у власти на Украине, как и «Единую Россию», есть за что критиковать, — продолжает Максим Леонардович. — Но именно благодаря этой политической силе у Украины появилась надежда не потерять целостность, не расколоться. Рецепт здесь прост: надо договариваться — с Востоком, с Галичиной, с Крымом. Вот, были проблемы с Тиролем, когда целую немецкоговорящую область отдали Италии. Было сопротивление, даже теракты были — и это в центре Европы! А потом договорились: признали право тирольцев на свою культуру, право учиться, говорить на немецком языке — и проблема исчезла. Этот пример показывает — без нового типа регионального федерализма многие государства — и Украина с Россией в их числе — не смогут двигаться вперед. Повторюсь: без договоренностей единства не сохранить. Мы в России это уже поняли. Думаю, скоро и вы это поймете.

Достоин упоминания и еще один вопрос, заданный московскому гостю, так сказать, «на закуску»: «Каково ваше отношение к проблеме «Россия — глобализация?».

— Глобализация — вещь неизбежная, — констатировал Шевченко. — Уже возникло единое пространство — экономическое, коммуникационное. Конечно, нужно выходить на мировой рынок, чтобы не выпасть из пространства конкуренции. Но не забывать и о том, что главная задача России в этих условиях — сохранить свою уникальную природу, найти свой путь…

 Прямая речь
«Элита — не те, кто имеет бабки, а те, кто в сердце своем ответственен за свою землю. Патетично, но точно. И еще — элита, прежде всего, должна быть справедливой. Нет худшего зла для России, чем слабый и безвольный правитель. Это всегда заканчивалось огромной кровью»

Ваш комментарий

Чтобы оставить комментарий

войдите через свой аккаунт в соцсети:

... или заполните форму:

Ваше имя:*

Ваш адрес электронной почты (на сайте опубликован не будет):

Ссылка на сайт:

Ваш комментарий:*


Максим ШЕВЧЕНКО

30 января по приглашению Международного медиа-клуба «Формат-А3» в Симферополь приехал журналист и телеведущий Максим Шевченко. У гостя всегда есть свое мнение. Как правило, оно особое. И…… →

Фото
Видео
Аудио
Статьи