События

«Латвии придется очень плохо!»

Владимир Веретенников, "Наша газета" Источник (ссылка откроется в новом окне)

22 апреля Международный медиаклуб «Формат A3» провел в Риге встречу с известным российским экономистом Михаилом Хазиным, на которой побывал журналист «Нашей».

Хазин необычайно популярен благодаря своим экономическим прогнозам. В 2003-м году вышла его нашумевшая книга «Закат империи доллара и конец Pax Americana», в которой за пять лет до глобального кризиса он предсказал его неизбежность.

С того времени многое из предсказанного Хазиным стало очевидным. Что характерно, Латвии ученый предрекает совсем невеселое будущее. На встрече с экономистом присутствовал и журналист «Нашей». Сегодня мы публикуем основные тезисы этой беседы.

«Сейчас в мире почему-то преобладает носящая религиозный характер вера в то, что экономический кризис закончился. Но на самом деле он еще по-настоящему и не начинался. В течение 5-8 лет мировую экономику ждут серьезнейшие потрясения, которые затмят Великую депрессию 30-х. Спад в мировой экономике составит 30-35%, европейская экономика уменьшится в 2 раза, а экономика США — на 50-60%. И с надвигающейся катастрофой ничего нельзя поделать. Рано или поздно, та или другая страна объявит дефолт, а за нею — и все остальные. И мировая финансовая система погибнет. Банкротство банков, банкротство корпораций, массовые увольнения, окончательное искоренение социальных гарантий и т.д.

Очень плохо будет всем, но особенно — маленьким странам, вроде Латвии. Для обычных людей в латвийских реалиях это будет напоминать ситуацию, возникшую после распада СССР. Вот жил простой человек в квартире, работал, получал зарплату. Но в один прекрасный день его увольняют с работы. Делай что хочешь, однако в стране устроиться на работу нереально, а за квартиру надо платить в десять раз больше. Приходится уезжать, искать работу за рубежом, но и в Европе ведь при такой ситуации никто никого с распростертыми объятиями ждать не станет.

Как известно, до конца 80-х Латвия входила в советскую экономическую зону. В нее тогда много кто входил — не только советские республики и страны социалистического лагеря, но даже такие государства, как Финляндия и частично Австрия. При этом, Латвия обладала своей нишей в советской экономике, производя электрички, микроавтобусы, радиоприемники, которые продавала по всему СССР и даже шире. Собственно, в этом всегда и заключается роль малых государств в глобальной экономике — каждое из них имеет какую-то свою отдельную нишу, а по всем остальным нишам оно закупается за счет зарабатываемых на «своей» нише денег.

После разрушения социалистической системы разделения труда Латвия должна была потребовать у Запада для себя какой-то «кусочек». Так, как это сделала Финляндия, вытребовавшая себе «кусок» в виде телекоммуникационных технологий и благодаря Nokia неплохо обустроившаяся в западной экономике. Польша тоже сумела неплохо встроиться в западный рынок… Опять же, непонятно, почему Латвия так легко отказалась от восточного рынка? Никто не запрещал продавать те же «рафики» в России, Украине и в других странах бывшего СССР.

Конечно, западное давление на Латвию в этом направлении также оказывалось — мол, будьте любезны разорвать все связи с Россией, и тогда вас примут в НАТО и в Евросоюз. И вот тут-то латвийским руководителям надо было сказать Западу: «Вот такую-то сумму мы получали от торговли с СССР и хотим получать не меньше и от вас. Будьте любезны обеспечить нам рынки сбыта — и тогда мы готовы сменить ориентацию и закрыть наши отношения с Россией!» Именно так, к примеру, и сделали поляки. А латвийские политики покорно повиновались приказу Запада: «Закрывайте отношения с Россией, а за это мы вас будем любить!»

Пока у Запада были лишние деньги, была вполне приличная любовь. Латвия получала какие-то денежные вливания в той или иной форме — отчасти на реализацию идеологии дерусификации. Потом в мире случился бум на рынках финансов и недвижимости. Теперь у Запада деньги закончились, и «любовь» стала не слишком-то приятной. У Латвии теперь просто нет средств, чтобы поддерживать жизненный уровень, сравнимый с тем, что был в позднее советское время или до 1998-го года. Способов, чтобы зарабатывать эти деньги, так и не найдено.

Когда латвийские политики говорят о том, что нужно, дескать, улучшать инвестиционный климат, дабы привлечь зарубежных инвесторов, то за этими словами не стоит ничего. Потому что если бизнес видит для себя потенциальную прибыль, он в любом случае идет в страну, где можно заработать, и не заботится ни о каком «инвестиционном климате». Поэтому предприниматели идут и в Россию, и в Китай — страны с самым что ни на есть «плохим инвестиционным климатом». А если в стране ничего заработать нельзя, то бизнес «для отмазки» и говорит: «Ну, знаете, у вас инвестиционный климат плохой, вам нужно работать над его улучшением…»

Латвии нужно искать свою нишу в мировой экономике. Если совсем уж честно, то латвийские политики должны были бы заняться самым грязным шантажом. То есть человек, который взял бы на себя ответственность за Латвию, должен был бы приехать в Брюссель и сказать: «Вот проект закона о выходе из ЕС и НАТО, вот проект закона о дефолте. Если вы немедленно не подпишите соглашение, что вы у нас покупаете то-то, то-то и то-то на тридцать лет вперед — я вношу эти законопроекты в сейм и мы их принимаем. А еще через два дня я еду в Москву — они мне уже пообещали (неважно, правда ли обещали или нет) то-то и то-то». Все! Конечно, желательно, чтобы этот решительный латвийский политик действительно приехал бы в Москву и сказал: «Ребята! Если вы мне обещаете много — я завтра поеду в Брюссель и…» Только так! Кстати, Лукашенко примерно так и поступает — и обеспечивает Белоруссии приемлемый уровень жизни.

Но если таких решительных политиков не появится, то кризис в Латвии будет продолжаться очень-очень много лет. А ведь уже начинается жесткая ситуация в Европе. Настроения там простые: не давать денег тому, у кого их нет, все должны жить на заработанные деньги. Сейчас Латвия должна возвращать кредит Международному валютному фонду и Евросоюзу. Если денег нет, то нужно объявлять дефолт со всеми вытекающими неприятными последствиями.

Проблема в том, что зарабатывать деньги здесь толком так и не научились. Так что, придется вспомнить, чем большинство населения Латвии занималось в XIX веке, и идти работать батраками к европейским господам. В этом, собственно, и заключается реальный смысл свободы в западном понимании: если у тебя нет денег, то ты свободен умереть от голода. Но беда в том, что и в Европе тоже растет безработица. И по мере ее увеличения латвийских гастарбайтеров будут выгонять с трудовых мест».

Ваш комментарий

Чтобы оставить комментарий

войдите через свой аккаунт в соцсети:

... или заполните форму:

Ваше имя:*

Ваш адрес электронной почты (на сайте опубликован не будет):

Ссылка на сайт:

Ваш комментарий:*


Михаил ХАЗИН

22 апреля в Риге прошло первое заседание клуба «Формат А-3», гостем которого стал известный российский экономист Михаил Хазин. До этого латвийские журналисты становились участниками…… →

Фото
Видео
Аудио
Статьи